Уволят ли учителей? Как миллиарды человек будут учиться по-новому после окончания пандемии и чего ждать школьникам и студентам

После закрытия учебных заведений по всему миру из-за пандемии коронавируса более 1,2 миллиарда школьников и студентов вынуждены учиться дистанционно.

В мире ожидается создание гибридных школ с обучением онлайн, где учителя будут только координировать командную работу учеников, а те будут учиться откуда угодно и в самых разнообразных форматах.

Журналистка Радио InfoRU.News Ирина Лопатина поговорила с соучредителем крупнейшей украинской платформы онлайн-курсов Prometheus Иваном Примаченко о будущем образования.

— Сейчас дети в Украине учатся дистанционно. Стоит ли учителям ожидать увольнения после завершения карантина, потому что их роль в обучении существенно изменилась?

— Я не думаю, что учителям следует ожидать увольнения, потому что все же система образования, даже когда она переходит в онлайн, все равно базируется на работе учителя — просто учителя, вместо того чтобы преподавать в классах, делают это в Zoom. Ближайшие годы и десятилетия вряд ли им стоит бояться увольнений.

Но изменится характер этой работы. Вероятнее всего, пандемия — это длинный кризис, который продлится много месяцев (а возможно, несколько лет), поэтому учителям снова и снова придется возвращаться к дистанционному обучению. Они уже сейчас вынуждены изучать, как преподавать дистанционно, как поддерживать детей психологически в условиях самоизоляции, как поддерживать учебный процесс в контексте контроля знаний. Конечно, это в корне меняет сам характер работы учителя: он уже не ретранслятор знаний, а, скорее, куратор в мире образовательных ресурсов и знаний, который помогает ученикам идти этой дорогой.

— Вы упомянули о диджитал-образовании детей, но, к сожалению, многим из них очень трудно учиться онлайн, и это история не только об Украине. Чем и как сейчас можно помочь ученикам?

— Первый слой этого вопроса — техническая инфраструктура. Мы понимаем, что сейчас дистанционное обучение часто является профанацией, его имитацией. Это реалии не только украинские, но и большинства стран мира. Причина заключается в том, что, например, в Украине дети в сельской местности, в маленьких городках не имеют элементарного доступа к интернету, ноутбука, смартфона — соответственно, они не могут учиться.

Второй большой момент — это, конечно, создание контента, который необходим учителям для того, чтобы выкладывать онлайн. Я бы сказал, контента и технологии. В Zoom, которым большинство людей сейчас пользуются, есть услуга Video Webinar, которая позволяет гораздо удобнее выкладывать. Но она стоит денег, и государство, очевидно, должно в это вмешиваться, помогая учителям, школам покупать то, что нужно им для дистанционного обучения.

Так же с контентом: мы видели, что была попытка сделать всеукраинскую онлайн-школу, было много скандалов в социальных сетях об ошибках, «Ливанской войны Ивана Грозного». Этого не избежать, когда в очень сжатые сроки пытаются сделать очень большой объем какого-то образовательного продукта.

Но мы должны сказать: окей, на этот раз мы не были готовы к пандемии, а [летом] очень большой шанс на вторую волну, затем на третью волну, и мы сейчас должны приложить много усилий, чтобы на осень и зиму подготовить качественный контент — уже не просто с лекциями, а с заданиями. И чтобы тогда не было этих ошибок, этих проблем. Это подготовка учителей к дистанционному преподаванию, поскольку их этому никогда не учили. Но этим нужно заниматься уже сейчас.

Учебные аудитории после массового перехода на онлайн-образование могут частично опустеть / Фото: Nathan Dumlao via Unsplash

— Ошибки учителей во время онлайн-уроков — это волнение? Или они также свидетельствуют об уровне их подготовки?

— Проблема ведь не в конкретном человеке, и даже не в его волнениях или их отсутствии, — проблема в процессе. Разработка любого онлайн-курса — это долгий процесс. По факту сначала должен быть создан план, потом прописаны тексты, далее вычитывает специалист, и только после этого происходит запись. При монтаже этот контент еще раз внимательно пересматривается на наличие ошибок и тестируется. И даже это не защищает нас от всех ошибок.

Конечно, ошибки всегда будут, просто в меньшей степени. К сожалению, в данном формате, насколько я читал, там были нарушены все эти этапы и процессы. Это не было полноценной постоянной работой учителей, они одновременно преподавали в школе и записывали эти лекции. Я предлагаю меньше, наверное, анализировать проблему на этом этапе, но думать, что мы можем сделать, чтобы на следующем этапе (осенью, зимой) у нас таких проблем не было.

— Какой вектор пандемия задала образованию будущего в масштабе мира?

— Наибольшим изменением станет изменение привычек у студентов, у потребителей образовательных услуг. До этого онлайн-образование считалось чем-то радикальным, необычным, [антиподом] традиционного образования. Теперь большое количество людей, которое было вынуждено перейти к обучению онлайн, увидело, что это окей. Если эта привычка и мнение закрепится в сознании людей, то это будет означать значительное увеличение процента онлайн-образования на соответствующем рынке.

Второе изменение — это то, что пандемия вызвала экономический кризис, который сейчас разворачивается. И конечно, экономический кризис будет стимулировать потребителей образовательных услуг выбирать более демократичные, более доступные варианты образования. И онлайн-образование, очевидно, может предложить гораздо финансово лучшие условия обучения, чем офлайн.

Третий момент: многие образовательные бизнесы фактически были вынуждены перейти к работе онлайн, и теперь они будут пытаться осваивать онлайн и делать больше продуктов, или даже переносить все свои продукты в онлайн.

— Какие навыки стали востребованными от учеников во время пандемии?

— Многие мировые тренды принципиально не изменятся, просто пандемия их очень ускорит и усилит, как увеличительное стекло: критическое мышление, аналитические навыки, умение работать командами в сложных условиях (теперь в том числе и дистанционно), умение решать сложные проблемы инновационно. Все эти навыки на самом деле только усиливаются, на них все больше спроса.

Все хотят, чтобы люди умели адаптироваться к новым условиям. Мы сейчас увидели, как быстро меняется мир. Это один из первых шоков будущего по определению Тоффлера [Элвин Тоффлер — американский футуролог, — InfoRU.News], когда один человек, съевший летучую мышь где-то в Китае, за считанные недели и месяцы изменил повседневную жизнь миллиардов людей по всему миру. Все эти базовые навыки, о которых мы говорили, сейчас еще более востребованы — вопрос в том, как им массово обучать.

Другой момент: конечно, кризис очень многое изменит для взрослых. Экономический кризис уже привел к колоссальной безработице, и огромное количество людей будет вынуждено искать новую профессию и работу — и для этого учиться новому. Просто мы увидим это где-то через полгода, не раньше.

Мы очень долго говорили, что все должны учиться в течение жизни. Я думаю, этот кризис просто продемонстрирует для большинства людей на практике, что это уже является не пожеланием, а жизненно необходимой потребностью, без которой ты просто без шансов отходишь с рынка труда.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *