Сознательная манипуляция. Как Россия лжет о рекордно низкой смертности от коронавируса — расследование Медузы

Российские чиновники гордо заявляют о сверхнизких показателях смертности от коронавируса в этой стране. Но врачи, демографы и журналисты утверждают, что гордиться нечем — просто статистика неполна.

InfoRU.News рассказывает о расследовании Медузы о том, как российские власти приукрашивают статистику и какая на самом деле ситуация в России, недавно отменившей «нерабочие дни» (так российские власти называют карантин — ред.).

Первыми заметили врачи

То, что не все случаи смертей от коронавируса в их практике попадают в статистику журналистам рассказали сразу несколько врачей.

По словам одного из них, которого издание называет Егором (имя изменено по его просьбе) и который работает в одном из крупнейших COVID-центров в Москве, в этой больнице некоторое время назад переполнился морг, после чего администрация больницы сообщила, что тела умерших нужно отправлять на вскрытие в Коммунарку (поселок в составе поселения Сосенского в Новомосковском административном округе — ред.). По его мнению, это «самое наглядное свидетельство лживой статистики». Егор говорит, что в среднем у него умирает полтора пациента в отделении за одно дежурство. Расхождение с официальной статистикой он заметил через три недели после начала приема больных с коронавирусом.

Еще один врач, хирург Александр Ванюков, который работает в перепрофилированной под COVID-19 московской больнице № 52, рассказал Медузе, что заметил расхождения своей практики со статистикой в конце апреля. По его словам, каждый день в его больнице умирали 10−20 человек, но у него сложилось впечатление, что в статистику эти данные не попадали.

Москвич Сергей Коломиец рассказал журналистам, что, хотя врачи городской больницы № 15, где лечилась его мать, говорили, что у нее коронавирус, в справке о смерти он не указан как ее причина.

«Я звонил патологоанатому. Мне сказали, что вскрытие делать не будут — и в свидетельстве о смерти как причина смерти оказались записаны „другие бактериальные пневмонии, другие уточненные поражения сосудов мозга“», — рассказал он.

«Мы же не считаем, что в России какое-то особое генетическое великолепие?»

Подозрительно низкую смертность в России по сравнению с другими странами заметили и демографы.

«Вы же понимаете, что у нас не может быть летальность в шесть раз ниже, чем у всех остальных? Мы же не считаем, что в России какое-то особое генетическое великолепие? Судя по массовой гибели медицинских работников, Москва сейчас — это „новый Ухань“, а общая смертность должна быть уже достаточно приличной», — говорит российский демограф Дарья Халтурина.

И когда в начале мая власти Москвы опубликовали предварительные данные о регистрации смертей в российской столице за апрель, оказалось, что это число составляет 11 846, что почти на 20% больше среднего для этого месяца показателя. Демографы сразу же заявили, что этот рост смертности вызван коронавирусом.

По сравнению с апрелем 2019 года смертность в Москве выросла более чем на 1800 человек, тогда как по официальным данным от коронавируса в апреле в Москве умерло 658 человек.

«Патологоанатом выбирает между смертью „от COVID-19“ и смертью „c COVID-19“»

Причиной очевидных расхождений в цифрах являются отчеты патологоанатомов.

«Патологоанатомическое вскрытие умерших с подозрением на COVID-19 в России и Москве осуществляется в 100% случаев, в отличие от большинства других стран. Поэтому зафиксированные в Москве посмертные диагнозы и причины смерти в конечном итоге является исключительно точными, а данные о смертности абсолютно открытыми», — заявили в пресс-службе департамента здравоохранения Москвы.

При этом источник в мэрии Москвы заявил Интерфаксу, что свыше 60% смертей случились от «явных альтернативных причин», то есть «инфекционное начало является как бы катализатором для быстрого прогрессирования хронических заболеваний».

По словам заведующего Международной лабораторией исследований населения и здоровья Высшей школы экономики, демографа Сергея Тимонина, в таких случаях после вскрытия «патологоанатом выбирает между смертью „от COVID-19“ и смертью „c COVID-19“». Если смерть вызвана обострением хронических заболеваний инфицированного COVID-19, причиной смерти могут называть именно их.

По его словам, из-за этого на главную страницу официального сайта стопкоронавирус. рф попадает не больше трети от общего числа умерших «с коронавирусом» больных.

Источники Медузы утверждают, что более полные данные видят медицинские чиновники, знакомые с работой государственного регистра, куда стекается все статистическая информация из больниц. При этом, по их информации, полная статистика смертности собирается, но не изучается всерьез даже на уровне Минздрава РФ.

Сознательное сокрытие смертей

Демографы, с которыми общались журналисты, утверждают, что все странности статистики по летальности COVID-19 спецификой российской патологоанатомии и бюрократическими сложностями объяснить нельзя. Источники в разных регионах сообщили Медузе, что сознательному сокрытию смертей от COVID-19 на местах способствуют инструкции, которые даются ради выполнения распоряжений центра.

Более десятка собеседников, знакомых с этой темой, среди которых патологоанатом, восемь врачей других специальностей, двое демографов, эксперт лабораторной диагностики и сотрудник Роспотребнадзора, трое из которых уже сталкивались с сокрытием смертей от COVID-19, рассказали, что манипуляция статистикой по смертям традиционно происходит именно на этапе постановки диагноза патологоанатомом.

«Рассказывали, что в начале эпидемии было распоряжение, которое дали патологоанатомической службе [одной из больниц], чтобы в день в городе было не больше пяти или около того COVID-ассоциированных смертей. Поэтому всем, кому можно, пишут „рак“, „инфаркт“, „хроническая обструктивная болезнь легких“», — говорит один из источников.

А патологоанатом со Ставрополья, который попросил не называть его имени, опасаясь увольнения, рассказал, что инструкции появились, когда был зарегистрирован первый случай смерти от коронавируса.

«[Главный внештатный патологоанатом Росздравнадзора по Центральному федеральному округу Олег] Зайратьянц вышел и объявил, что „смерть наступила от осложнений хронических заболеваний, а не от коронавируса“. И мы такие переглянулись: „Ну, Москва как бы говорит, как надо делать. Ну, понятно“», — рассказал патологоанатом.

По словам патологоанатомов и демографов, официальные рекомендации Минздрава по работе с COVID-19 от 28 марта создали пространство для махинаций на местах: максимально затруднили процедуру постановки посмертного диагноза «коронавирус» — и, наоборот, расширили возможности для «альтернативных» заключений.

«Коронавирус не убивает никого — убивают его осложнения! Бывает пневмония, бывает сердечная недостаточность, миокардит», — говорит реаниматолог Алексей Эрлих, убежденный, что статистика летальности подвергается манипуляциям.

Патологоанатом из Ставропольского края рассказал, что 28 апреля вышли новые рекомендации, согласно которым «COVID-19 можно [первоначальной причиной смерти] ставить, то есть никак его не прятать».

В то же время, близкий к правительству источник Медузы утверждает, что к маю регионы якобы получили установку от вице-премьера Татьяны Голиковой регистрировать коронавирус как пневмонию.

Журналистам не удалось обнаружить никаких точных свидетельств, что замалчивание смертей от COVID-19 — это федеральная политика, отмечается в материале. В Минздраве России и департаменте здравоохранения Москвы свидетельства манипуляций комментировать не стали.

По словам демографа, с которым общалась Медуза, данные о смертности в России сознательно искажаются как минимум с 2012 года — с момента подписания так называемых «майских указов» Путина, в которых президент РФ предписал снизить летальность по ряду конкретных позиций. После этого заработал механизм превращения установок, спущенных в регионы, в негласные рекомендации главврачей и конкретные действия патологоанатомов.

Город, который пропал из статистики

Журналисты Медузы также узнали, что при подсчете смертей от коронавируса в Нижегородской области из статистики пропал целый город Саров.

С 1 мая закрытый город для физиков-ядерщиков полностью вывели из общего подсчета, причем официально.

«Саров не входит в статистику Нижегородской области», — цитирует издание заявление главного санитарного врача города Ирины Игнатьевой.

«С 1 мая в связи с изменениями методики верификации заболевшие в г. Саров не учитываются в статистике Нижегородской области», — указано мелким шрифтом под таблицами с отчетностью по COVID-19, которые выкладывает у себя в Instagram заместитель губернатора Нижегородской области Давид Мелик-Гусейнов. Журналисты пишут, что приписка появилась в мае, но сводки вице-губернатора по COVID-19 начали расходиться с цифрами в самом Сарове еще в апреле.

Фото: melikdavidmsk via Instagram

В материале отмечается, что сейчас сведения о заболевших жителях города вообще не попадают в федеральные сводки.

«У них этот текст под звездочкой, что Саров якобы не учитывается в связи с какой-то методикой, появился только после того, как люди начали задавать вопросы! Они объясняют это тем, что наши больницы относятся к Федеральному медико-биологическому агентству. [под управлением Вероники] Скворцовой — и цифры учитываются там. Но где эти цифры? Почему нет тогда отдельной страницы на сайте стопкоронавирус. рф, где были бы указаны все данные из городов, которые обслуживает ФМБА? И почему у нас внезапно появилась „статистика ФМБА“, когда у нас рост пошел?» — комментирует ситуацию жительница города.

В то же время, данные по Сарову выкладываются на сайт Федерального медико-биологического агентства. 13 мая в городе отчитались о 79 больных, тогда как сайт области по-прежнему показывает цифру 43.

«Администрация нашего градообразующего предприятия [входящего в состав Росатома] просто старается, чтобы [на федеральном уровне] таких больших цифр не знали, так как нужно открываться и не нужно уходить на карантин», — считает жительница города.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *