Почему мне тяжело ощущать себя украинцем

Украинское общество умеет стоять на своем и не умеет признавать ошибки, но ему нужно уверовать в изменения как в новую потребительскую религию

Когда я беру в руки свой украинский паспорт, на меня смотрят две фотографии. Одна из 1999-го, вторая — из 2008-го. Оба года были тяжелыми для Украины.

По состоянию на 1999-й мало кто мог понять, куда движется украинская экономика, а лучшим карьерным решением казалось получить стипендию для обучения на Западе, чтобы там и остаться, вспоминая Украину как малопонятный этап своей ранней жизни. По состоянию на 2008-й, у украинской экономики было куда больше ответов о направлении своего движения, но ее слабые институты в тот год с грохотом рухнули под давлением глобального экономического кризиса.

Каждый экономический кризис встречал в Украине сопротивление. Никто не хотел признавать свои ошибки. Например, любой сотрудник украинского финансового сектора в 2008-м считал себя вполне эффективным и нужным работником. Он отказывался верить в то, что фининдустрия искусственно раздута и разогрета излишним оптимизмом. Он искренне считал, что вполне дорос до уровня уважаемого европейского управляющего активами, и кризис слишком суров к его стране.

«Я давно перестал пересматривать советское кино, я подписан на The Economist, я знаю финансовые показатели американского и европейского финансовых рынков — чем я не европеец, что со мной не так?» — размышлял такой человек.

И в этих размышлениях ошибок нет. Ошибка в другом. Ключевое заблуждение миллионов украинцев происходит как раз от непонимания того, где и при каких обстоятельствах они допускают экзистенциальные ошибки, отдаляющие их от того, какие параметры для принятия важных решений берут во внимание европейцы или американцы.

Самое популярное заблуждение — это вера в то, что проблемы современного мира можно решать методами, усвоенными, скажем, десять или пятнадцать лет назад. В этой попытке все время возвращаться к своему прошлому и искать в нем ответы на настоящее — корень многих мировоззренческих фальсификаций.

Нужно признавать ошибки, меняться, жить глобальной повесткой

Если премьер-министр Денис Шмыгаль, бывший топ-менеджер ДТЭК, будет смотреть на страну как на сплоченный коллектив крупного промышленного предприятия, то тоже ошибется. Украинский частный сектор давно живет идеей о независимой от государства жизни. Налоги заплатил, коммунальные тарифы покрыл — и ты свободен. Мало кто возбуждается на идею быть частью государственной машины.

2020 год — это итог трех десятков лет украинской независимости. За эти три десятилетия украинцы успели обрасти слоем политических взглядов и мировоззренческих акцентов. Они уже далеко не так близко к сердцу воспринимают провалы страны, как это было в 2014-м или 2004-м. Каждый постарался выстроить себе индивидуальный мир, в котором есть работа, есть интеллектуальное пространство и есть продолжительность личных отношений. Сдвинуть украинцев с этих позиций очень сложно, даже если выстроены они неправильно.

Сложнее всего, как ни странно, тем, у кого дела идут хорошо.

Подпишитесь, чтобы прочитать целиком

Нам необходима ваша поддержка, чтобы заниматься качественной журналистикой

Подписаться Я уже подписчик

Первый месяц 1 ₴. Отписаться можно в любой момент

Виталий Сыч, Главный редактор

Друзья, мы вводим платный доступ к части контента InfoRU.News. Мы гарантируем, что на InfoRU.News вы не увидите продвижения интересов политиков, бизнесменов и партий. Вы также никогда не увидите тут скрытой коммерческой рекламы, которую называют джинсой.

Спасибо всем, кто читает и поддерживает нас.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *