«Лучше, чем ничего». Что думают бизнесмены о новых мерах поддержки от Путина

В понедельник президент Владимир Путин озвучил новый пакет мер по поддержке малого и среднего бизнеса, который серьезно пострадал от пандемии коронавируса. Сам президент назвал меры поддержки экономики беспрецедентными. Но бизнесмены, опрошенные Би-би-си, скептичны: по их мнению, новых мер недостаточно для спасения оказавшихся в глубоком кризисе компаний.

Источник: www.bbc.com

Владимир Путин во время выступления в понедельник обозначил три основных меры поддержки бизнеса:

За последние полтора месяца Путин уже несколько раз во время своих выступлений объявлял о новых мерах по поддержке бизнеса. Но бизнесмены все равно жаловались, что поддержку на практике получить сложно, а компании еле выживают.

Бизнес серьезно пострадал от пандемии коронавируса и карантина. Многие компании были вынуждены принудительно закрыться, кто-то перевел сотрудников на удаленную работу, а кто-то просто лишился клиентов.

С конца марта по 12 мая в России действовал так называемых режим нерабочих дней. С 12 мая этот период официально завершился, но для многих предпринимателей возобновление работы все еще невозможно из-за требований региональных властей.

Русская служба Би-би-си спросила у представителей разных отраслей бизнеса, как они оценивают новые меры поддержки МСП и каких еще шагов они ждут от властей для помощи в восстановлении своего дела.

Юнис Теймурханлы, владелец и генеральный менеджер отеля «Гельвеция»

Впервые были озвучены какие-то реальные шаги, которые власть начала предпринимать в отношении бизнеса. Однако акцент почему-то сделан только на малом и среднем предпринимательстве, хотя помощь нужна всем. Например, 50% игроков гостиничного бизнеса — это крупные гостиницы, которые не являются субъектами МСП и, соответственно, никакой помощи не получат, что в некотором смысле несправедливо и неправильно. Они зачастую страдают больше, чем малые и средние отели, ведь у них больше площади и численность персонала.

Сейчас мы сможем посмотреть, насколько реально работает механизм получения субсидий по одному МРОТ на каждого сотрудника. У нас сохранена вся штатная численность, никаких увольнений не было. Если эти субсидии будут работать, то есть надежда на то, что будут работать все пакеты [помощи бизнесу], которые президент поручает воплотить в жизнь.

Что касается списания налогов за второй квартал, то этот период был очень неактивным, вялым и, можно сказать, провальным, а у многих компаний выручки не было вообще. Так что обнуление второго квартала с точки зрения сбора налогов — это, на мой взгляд, не очень эффективная мера, потому что налогов особых и нет. Льготные кредиты на выплату зарплат — это действительно хорошая и действенная мера.

Анастасия Татулова, владелица сети детских кафе «Андерсон»

Если мы говорим об этих двух мерах (льготные кредиты на зарплаты и списание налогов за второй квартал 2020 года), то они обе абсолютно бесполезны, во всяком случае в той сфере, где работаю я.

Что касается отмены налогов за второй квартал — то есть за апрель, май и июнь — это тот период, когда отрасли услуг, такие, как мы, вообще не работают.

Какие тут налоги? То есть нам хотят списать то, чего нет? Получается, что эта мера для отраслей услуг, а именно им она адресована в первую очередь, бесполезная.

Льготные кредиты на зарплаты — это, конечно, лучше, чем ничего, но нашей отрасли это не поможет. В Москве мы закрыты уже более двух месяцев, мы уже приняли решение, какие кафе мы не будем открывать, мы съехали из многих помещений. Как я при этом могла не сократить людей? Разве мы можем их держать при закрытых кафе? Это просто экономически невозможно.

К тому же эта информация прозвучала через два месяца после того, как были закрыты кафе и рестораны. Если бы вчерашнее обращение прозвучало в конце марта, то возможно кто-то пересмотрел бы свои планы, не закрывал бы все точки и не увольнял бы персонал в надежде на какие-то компенсации.

Я считаю, что сейчас важно в первую очередь полностью пересмотреть налоговую систему и отменить или хотя бы снизить НДС для сферы услуг. Кроме того, нужно повысить порог упрощенной системы налогообложения до двух миллиардов рублей, поскольку эта сумма обозначает границу малого и среднего бизнеса. Бизнесу необходимо дать кредиты под 0-2% на решение любых операционных вопросов и снять ограничения на процент уволенных сотрудников: ведь в бизнесе никто не заинтересован в сокращениях, так как поиск новых сотрудников — это очень дорого.

Ольга Киселева, президент ассоциации операторов фитнес-индустрии, руководитель сети World Gym в России

Каждый раз, когда власти объявляют новый пакет мер, мы ждем, что появится системный подход. Под этим я имею в виду меры, которые решают проблемы по четырём направлениям расходов бизнеса. Это в порядке значимости — зарплаты, аренда, налоги, задолженности по кредитам.

Мы пока не видели постановление. Многое будет зависеть от того, как именно эти меры будут описаны. Если говорить, например, о льготных кредитах и их списании для тех, кто сохранит численность штата, то важно, как будут сформулированы условия. Могут возникнуть какие-то казуистические трактовки, как было с предыдущим пакетом зарплатных кредитов: тогда были условия по классификаторам, которые позволяют попасть в перечень наиболее пострадавших сфер, потом выяснилось, что сумма выплаты — только 1 МРОТ на сотрудника и так далее. Но в целом теоретическая возможность списания кредитов — одна из положительных мер. До четвёртого пакета в основном предлагали кредитные деньги, а это — не решение ситуации.

Другая хорошая мера из этого пакета — возможность списания налогов и страховых взносов за второй квартал 2020 года для малого и среднего бизнеса из пострадавших отраслей.

Серьезной проблемой, которая не упомянута в новом пакете, остается арендная плата. В нашей сфере 20-25% компаний смогли договориться о приемлемых условиях с собственниками помещений: небольшому числу компаний «простили» платежи, кто-то платит небольшие деньги, с кем-то договорились об отсрочке. Любая отсрочка приводит к тому, что нагрузка на предприятие резко увеличивается, когда оно выходит с каникул. Когда мы выйдем, мы начнём работать с ограничениями.

Решения об условиях, на которых будет запускаться фитнес, спущено на регионы. Эти условия — ограничение количества людей в зале, на дорожке — уменьшают проходимость. Мы ждём заявлений на возврат денег от клиентов, которые не смогут получить ту услугу, за которую заплатили.

У вас возникает нагрузка кредитная, люди идут возвращать деньги, мы зарабатывать будем немного в процентом соотношении. Сейчас компании из нашей отрасли получают несколько процентов от обычной выручки в это время. Мы ожидаем, что по окончании карантина это будет 40-50% от стандартных заработков в таком же месяце прошлого года. Мы ожидаем, что это может привести к волне банкротств уже тогда, когда ограничения будут сняты.

Арсений Швец, основатель сети парикмахерских Mute

От предыдущих пакетов мы особо ничего не получили. Сейчас есть надежда на то, что спишут налоги.

Кредиты брать пока не планируем, но если вдруг понадобится, то может, и попробуем обещанные кредиты взять. Это зависит от того, сколько продлится карантин. Деньги, в том числе личные, на исходе. По некоторым кредитам все еще нужно платить, по некоторым точкам нужно платить аренду.

В целом особой надежды на все эти меры нет. Потому что они все, как говорится, с мелко прописанными условиями, которые сужают значительно круг возможности получения кредитов.

Мы входим в предприятия из перечня пострадавших отраслей. Но я поддерживаю связь с другими участниками нашего сообщества, многим, кто подавали на кредиты, было отказано.

Александр Ким, основатель онлайн-сервиса бронирования экскурсий Sputnik8.com

Мы — туризм, поэтому мы потеряли 99% выручки. Поэтому в целом нас как компанию эти меры поддержки никак не спасают. Мы фактически живем на сбережения, у нас есть соучредитель, который нас дофинансирует на эти месяцы, пока мы в нуле.

Также мы сделали новый продукт — онлайн-экскурсии, и начали зарабатывать какие-то деньги, пока обычный туризм не работает.

Первые пакеты были только про тех людей, кто числится в штате. Мы сотрудничаем с людьми, которые оформлены как самозанятые и ИП. В этом пакете есть меры для них, это хорошо. Там обещают кредит, который выдают и при сохранении занятости, как будто бы его оплатит государство. Мы никого в итоге не увольняли, у нас занятость сохраняется. Мы рассматриваем вариант взять этот кредит. Но если бы у нас не было запасов и дофинансирования, нас бы это не спасло.

Если через месяц туризм начнет восстанавливаться, все будет хорошо. Просто мы никого нанимать не будем, хотя планировали еще человек 20 нанять.

Средняя зарплата в компании — около 70 тысяч рублей плюс налоги. Половина наших штатных сотрудников — это разработчики и маркетологи, у которых зарплата еще выше.

Предыдущие меры предполагали кредит на выплату общероссийского МРОТ — это около 13 тыс рублей, 1/5 от зарплаты. Человек не может жить на 1/5 от своей средней зарплаты, потому что 13 тыс рублей в Питере — это меньше, чем снять комнату в коммуналке.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *