Как коронавирус породил «медицинский фашизм»

Врачи в европейских странах всё чаще обращаются к эвтаназии, чтобы облегчить бремя коронавируса на перегруженные медицинские службы. Это результат капиталистической системы здравоохранения, где держать наготове большое количество аппаратов ИВЛ и больниц просто невыгодно.

26 февраля в Германии легализовали эвтаназию. Федеральный Конституционный суд страны заявил, что прежний запрет на эвтаназию, введенный Бундестагом в 2015 году, противоречит конституции, и что каждый человек имеет право умереть по собственному желанию или воспользоваться помощью третьих лиц.

Следует отметить, что немецкие законодатели, изначально запретив эвтаназию, хотели предотвратить сокрытие преднамеренного убийства. Например, в тех случаях, когда речь шла о меркантильных интересах. Теперь под видом ухода за тяжелобольными открывается путь не только для сокрытия убийств под видом эвтаназии, но и для целенаправленной политики избавления от нездоровых пациентов.

С помощью СМИ было не так уж трудно заставить людей поверить, что в некоторых случаях им лучше было бы пожертвовать своей жизнью. Легализация эвтаназии во многих западных странах открывает юридические возможности для такой политики. Наряду с пандемией коронавируса легализация является признаком того, что вопросы жизни и смерти будут рассматриваться иначе в ближайшем будущем. По крайней мере на Западе.

Нацистская практика снова вошла в моду

Разрешенная эвтаназия в Германии совпала с началом шествия коронавируса по европейскому континенту. Взрывной рост числа жертв в самых просвещенных странах Европы кажется неожиданным, невозможным. Однако неолиберальная государственная политика этих стран уже некоторое время вела к этому.

Например, в Великобритании реформы здравоохранения, начатые при Тэтчер, привели к трехкратному сокращению числа коек с конца 1970-х годов – на фоне растущего населения и миллионов новых мигрантов. В результате коронавирусные больные лежат в коридорах больниц, реанимационные кабинеты переполнены, а людям рекомендуют лечиться на дому.

Коронавирус стал настоящей катастрофой для обитателей британских домов престарелых. За первую неделю апреля уровень смертности там вырос в десять раз. В этих условиях решать, кто будет жить, а кто умрет, должны врачи. Сейчас даже введён специальный алгоритм, который вычисляет, «достоин» ли пациент того, чтобы ему выделили дефицитную койку в реанимации или аппарат искусственной вентиляции легких. В зависимости от возраста, сопутствующих заболеваний, избыточного веса и общего состояния больной получает от 0 до 10 баллов. Если у него больше пяти баллов, то реанимационные мероприятия считаются «бесполезными» и пациент остается умирать.

Однако даже здоровые пожилые люди часто не выдерживают этой системы. Будучи старше 75 лет, вы автоматически получаете пять баллов. Такой же приговор вынесен 50-летнему мужчине с тяжелым сопутствующим заболеванием – астмой или сахарным диабетом. Высокие баллы также присваиваются умственно отсталым пациентам. Другими словами, коронавирус стал инструментом выбраковки, когда определенной части населения говорят, что их жизнь менее ценна и достойна жертв.

Вопрос о том, кто будет жить, а кто умрет, решается по критериям, удивительно схожим со стандартами гитлеровской Германии, где инвалиды и «низшие» тоже были убиты или оставлены умирать. Неслучайно, несмотря на всю либеральную пропаганду, активисты-инвалиды в большинстве своем выступают против «права на смерть».

The Daily Mail сообщает, что «врачи в европейских странах, включая Испанию и Францию, обращаются к эвтаназии, чтобы облегчить бремя коронавируса на уже перегруженные медицинские службы». Несмотря на то, что ассистированное «самоубийство» является незаконным в обеих странах, эта практика не может быть названа самоубийством, так как именно медицинское учреждение, а не пациенты принимают решение.

А в канадском Онтарио доктор, который усыплял людей и лоббировал легализацию смертельных инъекций для больных пациентов, предложил ввести в Онтарио протокол сортировки, чтобы решить, кто будет получать помощь, если медицинская система будет перегружена пациентами с коронавирусом.

Нет страны для стариков

Не только Великобритания, но и другие страны Европы идут по тому же пути. Главная мотивация – отсутствие аппаратов искусственной вентиляции легких и палат интенсивной терапии, что само по себе является результатом капиталистической системы здравоохранения, где здравоохранение – это не право, а услуга, и держать наготове большое количество аппаратов искусственной вентиляции легких и больниц просто невыгодно.

Врачи также сообщили французским журналистам, что пациентам с коронавирусом из домов престарелых отказывают в приеме на том основании, что там не хватает мест. Пожилым людям просто вводят препарат, побочным эффектом которого является дыхательная недостаточность, убивая их. «Это эвтаназия наших стариков с проблемами дыхания», – написал в своем Твиттере известный анестезиолог Кристиан Кулон.

Согласно официальным рекомендациям медицинской комиссии Каталонии, пациенты старше 80 лет не имеют права на искусственную вентиляцию легких. То же самое относится и к тем, кто страдает болезнью Альцгеймера. В Испании видео спортивного директора команды LCR Honda MotoGP Оскара Харо было распространено в социальных сетях. По его словам, отец попросил респиратор, но получил отказ. «Его поколение построило эту страну, построило её дороги, возделывало её поля, работая по 14 часов в день в послевоенный период. И мы позволяем им умереть», – сказал Харо.

Это происходит не в так называемых «тоталитарных» странах, а в самом сердце западной демократии. Однако эта тенденция на разделения на тех, кто достоин жить, и тех, кто этого не достоин, характерна не только для Европы.

Эпицентром эпидемии стали США, где погибло больше людей, чем где-либо еще в мире. В то же время непропорционально большое число умерших – афроамериканцы, что свидетельствует о расистском характере американского общества, где люди неевропейского происхождения по умолчанию получают самые плохие медицинские услуги. В сообществе инвалидов в США сейчас есть опасения, что «арендные компании могут попытаться отозвать и перераспределить оборудование», которое они используют на регулярной основе, и в первую очередь ИВЛ. Кроме того, если эти люди нуждаются в помощи, они будут последними в очереди. По данным исследовательского центра Pew Research Center, 40 миллионов американцев живут с инвалидностью. Теперь они фактически стали гражданами второго сорта, чье неотъемлемое право на жизнь ограничено.

Как сообщают MSN News, американские больницы «обсуждают политику отказа от реанимации для инфицированных пациентов, независимо от пожеланий пациента или членов его семьи, мучительное решение о приоритете жизни многих людей над одной». СМИ выступают в поддержку этой политики и говорят, что это решение «прагматично».

В сознании западных людей жертвоприношение жизни одних ради жизни большинства обычно ассоциируется с авторитарными обществами, такими как Китай. Однако более «авторитарные» азиатские общества в конечном счете оказались более гуманистическими, чем европейские, а не наоборот, как мы привыкли считать. Многие люди, вероятно, знакомы с таким психологическим экспериментом, как «проблема вагонетки». Исследование показало, как люди в разных странах реагируют на необходимость пожертвовать одним человеком ради спасения группы людей. Исследования, проведенные авторами, охватили 70 тысяч человек из 42 стран. В целом 81 процент опрошенных склонялись к тому, чтобы переключить стрелку и направить вагонетку по тому пути, на котором лежит один человек. Однако в таких странах, как Япония, Корея и Китай, был гораздо больший процент людей, которые не готовы были пожертвовать одним человеком ради пяти – в особенности если этот человек хоть в какой-то степени мог быть знаком респонденту, в отличие от остальной пятерки.

Новая медицинская диктатура

Пандемия коронавируса усиливает тенденции, характерные для современного западного капиталистического общества. Вирус является хорошим предлогом для усиления контроля над всеми теми, кто не принадлежит к привилегированной верхушке общества, кто не может позволить себе сидеть на частной собственности или на собственном острове. От уличных камер до объединения всех возможных баз данных, чтобы получить всю возможную информацию. Это уже происходит, и если это еще не реальность, то скоро ею станет. Люди, чья жизнь в обществе стоит меньше, стали более уязвимы: расовые меньшинства, инвалиды, пожилые люди, иностранцы и мигранты.

Самые жесткие формы контроля будут происходить на Западе. Это может показаться парадоксальным, но «проблема вагонетки» является одним из признаков того, почему это произойдет именно так. Гораздо легче принять и оправдать смерть других, когда вы не видите себя единым с ними. Поскольку так много людей готовы принять смерть «другого», постепенно все больше и больше людей становятся теми «другими», чья смерть оправдана. Так рождается фашизм. Настоящий фашизм и лагеря смерти были изобретены индустриальным Западом, а не Востоком.

Только там, где люди разделены настолько, насколько это возможно, они готовы принять смерть других как должное, делая вид, что это их не касается. Там, где индивидуумы отчаянно цепляются за свою личную жизнь, они готовы принять максимальные формы подчинения под страхом смерти, если это не касается их лично.

Таким образом, возникают условия для медицинской диктатуры, где насилие и ограничение свободы будут оправдываться заботой о жизни и здоровье населения. Как продемонстрировал Мишель Фуко, современная медицина основана на практике отчуждения и насилия, превращая врача в своего рода мелкого диктатора. Практика изоляции и лишения права на жизнь определенных групп населения на Западе уже началась. Они кажутся исключительными и временными, но все временное может длиться бесконечно, и исключительное в конце концов может стать нормой, когда общество привыкнет к нему. Сами западные общества, не осознавая этого факта, приближаются к порогу становления фашистской диктатуры, где уничтожение низших или бедных будет оправдано псевдолиберализмом.

Возможно кто-то считает, что на земле стало слишком много людей и пора помочь уйти тем, кто «подзадержался».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *