Израильская певица Noa впервые спела в Москве

Ахиноам Нини (Noa) – человек мира. Она родилась в 1969 году в Тель-Авиве в семье йеменских евреев, в 2 года родители увезли ее жить в Нью-Йорк, а в 17 лет она вернулась назад в Израиль. Ее музыка полна всего на свете — джаза, блюза, этники всех ракурсов, фанка и пафосной эстрады. И надо признать, что звучит эта эклектика на редкость гармонично, что подметил в вводной речи замечательный джазовый пианист Даниил Кремер.

Источник: newsmuz.com

Да, Кремер тоже появился на сцене, чтобы исполнить пару композиций вместе с Noa в аранжировках Гиля Дора, прекрасного гитариста, учителя и партнера Noa. В том числе они исполнили «Золотой Иерусалим», культовую для Израиля пьесу в действительно необычном звучании.

Noa

Поначалу голос Noa шокирует. Это в самом деле такая знаменитая израильская певица, что пела для всех римских пап, пела со Стингом, Стиви Уандером, Ларой Фабиан и Донованом? Вокал у Noa небольшой, совсем не поставленный (у нее нет вокального образования). Обычный бытовой голос, каким многие поют в душе.

И только потом начинаешь понимать, что певицу просто неверно спозиционировали. Она вовсе не золотой голос Израиля, как нелепо представили ее. Она просто очень хороша в своей искренности, обаянии, камерном диапазоне, и с этим восхитительным гитаристом Гилем Дором, и с этой фанково-джазовой группой в духе чистого фьюжна. Тут она на своем месте, тут она органична и даже артистична.

Фьюжн-блок (жаль, что всего 5-6 песен) оказался лучшим на концерте. Noa отчаянно барабанила по бонгам, музыканты (уже без Даниила Крамера) отжигали по полной, и вокал певицы оброс мясом и воздушностью одновременно. Для фанка и не нужны сила или диапазон голоса, а вот комфортная тесситура и органика крайне важны. Noa отдала дань и еврейским мотивам, и йеменским, при этом базируясь на привычном американском звукоизвлечении. Пела на английском и на иврите, иногда вставляя фразы на русском. Это было чрезвычайно обаятельно и зажигательно.

А вот попытки представить себя академической или эстрадной певицей потерпели полный крах. Даже в «Золотом Иерусалиме» голос звучал неубедительно, скачки из одной позиции в другую вызывали оторопь. Не говоря о полновесности звука, округлости и приятности тембра, коих не было. Но все второе отделение Noa решила посвятить исполнению песен из своего последнего альбома Letters to Bach (2019), песням на популярные мелодии Баха, сделанном совместно аж с Куинси Джонсом! Певица старательно пыталась воспроизвести все ноты Баха, задыхаясь и не всегда попадая, и это было столь беспомощно и непрофессионально, что вызывало скорее жалость.

Noa – прекрасная камерная фьюжн-певица, и в этом качестве показала себя достойно и перспективно. Будем ждать ее в России снова именно в этом качестве. А льстецов, которые величают ее великой певицей или там дивой, ей стоит прогнать прочь, — лесть явно вредит ее несомненному дарованию.

Гуру КЕН

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *