«И вдруг началось». Как справиться с эмоциональными вспышками у детей

Светлана Ройз Детский семейный психолог

Наша задача — помочь ребенку установить причинно-следственные связи между поведением, эмоциями и реакцией

Когда мы наблюдаем эмоциональные вспышки у детей, наш взрослый «фокус» как правило стоит на проявлении самой эмоции: на крике, плаче, топании ногами, швырянии игрушками и прочем. И это поведение действительно зачастую выглядит так, что ребенка хочется наказать, чтобы это безобразие немедленно прекратить. А после мы чувствуем себя скверно, остается ощущение, будто что-то, при всей нашей правоте, пошло не так, и ребенок не понял, за что его наказывают. И что-то в отношениях надламывается.

Мы помним, что:

1. У здорового ребенка любого возраста время от времени происходят — и это нормально — эмоциональные «разряды», по поводу и (с нашей точки зрения) без повода.

2. Вопрос, который я задаю родителям — а что было до проявления этой эмоции и этого поведения? Эмоция — это наша реакция на что-то. На что возникла реакция? Как правило, родители говорят: «Он сидел, бежал, играл и вдруг…». Вот в этом «вдруг» и есть решение. Нам важно уловить, что находится за ним.

Ситуация № 1.

Ребенок 5−6 лет любого пола (мы ведь помним, что он все еще учится распознавать и контролировать эмоции, «поддерживать себя сам» и справляться с напряжением) что-то мастерит, рисует, вырезает. И вдруг начинает плакать или кричать, отшвыривает от себя ножницы и краску, все разливается, ножницы падают с громким стуком.

Варианты реакции взрослых:

Вот в этом «вдруг» и есть решение

А) «Ты чего кричишь? Как ты себя ведешь? У тебя что — руки дырявые? Прекрати истерику! Опять все испортил! Перестань орать и ныть! Подними немедленно! Марш из-за стола!»

В этом случае ребенок не понимает, на что именно мы среагировали, у него внутри разобщены само событие, его неудача, его реакция и наша реакция. Нет ощущения поддержки, остается чувство несправедливости и одиночества. Есть ощущение: «Я плохой». И, вполне возможно, больше не хочется брать в руки ножницы или рисовать.

Б) «Ой, бедненький. Ничего страшного. Давай я все вытру, чтобы ты не испачкался. Иди, мой маленький, я тебя обниму».

В этом случае, мы инвалидизируем ребенка, не давая ему столкнуться ни с напряжением, ни с последствиями своих действий. Остается ощущение: «Я мал. Ни на что сам не способен».

В) Возможная, более корректная реакция: подходим ближе, оказываемся в поле зрения ребенка. Стараемся «отмотать» происшедшее на полминуты-минуту назад, догадываемся или пересказываем, воспроизводя события. Спокойно предполагаем: «Ты сидел за столом, рисовал и вырезал, и вдруг отрезал лишний кусочек (краска растеклась)? Был невнимателен или случайно? Ты из-за этого расстроился (разозлился)?», — в этот момент ребенок может начать плакать, реагировать сильнее. «У… Это очень неприятно. Знаешь, я сама так расстраиваюсь, когда у меня не получается. Ты отбросил ножницы и резко дернул стол и разлилась вода? Угу. Ну… Давай исправлять — ты поднимай ножницы, а я пока принесу салфетку и ты вытрешь стол. Ты что хотел нарисовать (сделать)?»

Этот вариант реакции ресурсозатратнее для взрослого. Но в нем мы помогаем ребенку установить причинно-следственные связи между поведением, эмоциями и реакцией; оставляем ощущение того, что нам важен сам ребенок, его чувства, а не только «внешние» проявления; даем ему опыт поддержки (именно эта интонация будет потом во взрослом возрасте возникать в памяти, когда мы ошибаемся или переживаем неудачу); показываем, что ошибаться нормально и даем алгоритм — как исправлять ошибку. Если нам важно сказать, что такое поведение нам неприятно, недопустимо — делаем это после того, как все успокоятся. Важно сформировать понимание: злиться можно, и это нормально, а причинять вред себе и другим — нет.

Ситуация № 2.

Малыш до 2 лет, когда не получает желаемого, бьется лбом об пол.

Нам важно помнить, что:

1. Здоровый ребенок всегда за нами внимательно наблюдает и будет выбирать действия, на которые дается самая проявленная, эмоциональная реакция взрослых;

2. Ребенок до того, как освоит человеческую речь, будет проявлять «несогласие» телесно (например, бить, кусать, топать ногами, бросать предметы, убегать). Ребенок, уже освоивший речь, будет, как умеет, кричать «я сам!», грубить.

3. Игнорирование таких реакций — не лучший выход. При этом, если мы делаем все возможное, чтобы только дитя не расстроилось, ребенок будет все настойчивее пытаться исследовать, где же проходят границы дозволенного.

4. У нас есть правило: то, что опасно — точно нельзя. Коротко и без наших взрослых эмоций. «Нельзя. Опасно». И этих категоричных «нельзя» в жизни ребенка совсем мало — тогда их значимость ощущается.

Если ребенок уже испытывает лоб на прочность, действуем максимально спокойно. Или садимся рядом, или берем ребенка на руки. Гладим лоб, приговаривая, что не хотим, чтоб любимому лбу любимого ребенка было больно. И «перематываем» пленку: воссоздаем вслух, держа на руках ребенка, картинку того, что было за минуту до его реакции. Пересказываем — даже, если нам кажется, что ребенок не понимает того, что мы говорим. Например: «Ты сидел на диване, хотел взять мармеладку? Мама тебе не дала?», — в этот момент ребенок может начать хмуриться, плакать. — «Ты разозлился? Расстроился? И пошел на пол? Ты разозлился на маму и решил сделать своему лбу больно? А потом я тебя взяла на руки, обняла, погладила — ты же помнишь, что злиться можно, а вот делать больно себе или другим — нельзя?». И в этот момент допустимо переориентировать внимание ребенка на что-то новое или проговорить: «Это же моя конфета, правда? Я могу тебе дать другую — не всю, а кусочек конфеты. Или попроси меня поделиться… Или пойдем вместе сделаем детскую конфету (из банана)».

Для того, чтобы ребенок начал «выбирать» другую реакцию, нам важно много-много раз продемонстрировать собственные «другие» реакции на его поведение. С первого раза, к сожалению, что-то срабатывает крайне редко. Но все наши попытки — и успешные, и неудавшиеся, — это, как минимум, очень благодарный вклад в отношения.

И еще: наша задача — не «убрать» эмоцию, а сделать ее и поведение более осознаваемым и безопасным.

С детьми более старшего возраста все очень похоже. И со взрослыми тоже.

Текст публикуется с разрешения автора

Оригинал

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения InfoRU.News

Больше блогов здесь

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *