Даже мой образ жизни не защитил меня от болезни: девушка из Нью-Йорка рассказала, как переболела КОВИД-19 день за днем

Алексис Джонс — одна из многих американок, кто переболел коронавирусом и остался жив. Сейчас с ней все в порядке. Недавно она рассказала свою историю о том, какого ей было переживать этот сложный период своей жизни. Чтобы передать всю полноту ощущений, стоит рассказать эту историю из жизни от лица самой женщины, день за днем…

Источник: syl.ru

Спортсменка из Бруклина

Мне 45 лет, и я родом из Австралии, но в настоящее время я живу в Бруклине со своим парнем. Я автор песен, художник и предприниматель. У меня также есть свой собственный бизнес под названием Natchie, где я продаю причудливые иллюстрации моих текстов, животных и многое другое.

Когда я не занята творчеством, меня можно найти на тренировках в спортзале. Я считаю, что веду довольно здоровый образ жизни: я не курю, я не пью, и я веган. Я занимаюсь спортом пять дней в неделю, чередуя часовые занятия йоги и кроссфита. Я даже ходила пешком в Гималаи. Среди своих друзей я определенно самая спортивная.

Однако мой образ жизни не защитил меня от коронавируса, как я ожидала. Я провел 22 дня, сражаясь с заразой.

Я вела дневник за последний месяц. Я надеюсь, что из моей истории все узнают, что с новым вирусом не стоит шутить, и примут меры предосторожности, которые я хотела бы начать применять раньше.

10 марта

Я присутствовала на благотворительном обеде, где, как я подозреваю, и подхватила вирус.

Около 100 человек были приглашены на благодарственный ужин австралийским консульством. Дело было в небольшом ресторане, где мы пили коктейли, а затем поднялись на ужин, где все было подано в виде фуршета. Я дважды подумала, прежде чем идти на ужин, но в тот момент решила, что слишком остро реагирую, потому что никто еще не воспринимал вирус всерьез. Итак, я поднялась наверх. Сегодня я отдала бы многое, лишь бы не делать этого.

12 марта

У меня появились симптомы нового коронавируса.

В четверг утром у меня был очень странный приступ кашля. Это было очень необычно. Знаете, когда вы так сильно кашляете, кажется, что вас сейчас вырвет? Это был такой кашель — сильный и агрессивный. Это продолжалось около 10 минут — я даже заплакала. Я списала это на весеннюю аллергию.

К пяти часам вечера у меня поднялась температура до 37,7, першило в горле и болела в груди. Мне показалось, что будто лошадь пнула меня в ребра, или будто кто-то ударил кулаком в легкие.

Мой парень заботился обо мне как мог. Но все, что мне было нужно — лежать на диване, попеременно закутываясь в одеяла и сбрасывая их с себя, чтобы справиться с лихорадкой. Я пролежала пластом весь вечер и так и не перелегла в кровать в спальне.

13 марта

Проснулась на следующее утро, самочувствие не улучшилось, возможно, мне стало даже немного хуже. Поэтому я отправилась в больницу. В этот момент все уже говорили о COVID-19. Я еще не сдавала анализы, но уже чувствовала, что у меня именно коронавирус. Это точно был не грипп. Теперь все было по-другому. Я не чувствовала себя так плохо уже 22 года, с тех пор как впервые переехала в Нью-Йорк и подхватила пневмонию.

Я не звонила в скорую и даже не надела маску и перчатки. Единственное, о чем я могла думать: «меня тошнит». Когда я вошла в клинику, все казалось спокойным. В приемной в это время находилось всего три человека, и никто за стойкой регистрации не носил маски или перчатки. Но когда я подошел к столу и сказал им, что, по-моему, у меня новый коронавирус, они сразу же надели их и дали мне маску.

Я просидела в приемной около 40 минут, прежде чем меня впустили в дин из кабинетов. Когда доктор пришел навестить меня, на нем не было ничего из защитной спецодежды. Я была удивлена, потому что я сидела там и думала: «я знаю, что у меня коронавирус».

Он померил мне температуру — 37,7. Далее он сказал, что пока у меня не будет 39,4 они не будут тестировать меня на COVID-19. Я контактировала с другими людьми, кто ждал результатов теста. Но даже этот аргумент не убедил доктора. Он сказал мне возвращаться, если результаты моего друга окажутся положительными.

Честно говоря, я была крайне разочарована. Я чувствовала, что, возможно, слишком остро реагирую, но в то же время, я знала, что серьезно заболела и что у меня, вероятно, коронавирус.

После того как неотложная помощь отправила меня домой без теста, мои симптомы усугубились.

Кашель не прекращался, но лихорадка прошла. Поначалу мне показалось, что я выздоравливаю. Затем пришло крайнее изнеможение, такое, когда вы не можете даже поднять голову с подушки.

Затем начались головные боли. Я страдаю мигренью, поэтому я легко могу справиться с легкими недугами. Но я бы с радостью променяла ту головную боль на неделю мигреней. Они были неумолимы. И ничего не помогало. Как будто мой мозг кипел, или как будто кто-то сжимал его внутри моей головы. Это было невыносимо.

Меня начало тошнить и пропал аппетит. А 16 марта заболел и мой парень. Все было так же, как и у меня: сильная лихорадка, температура поднялась до 39. Поэтому я встала и собралась с духом. Я подумала: «мне нужно позаботиться о нем. Я просто старалась не думать о том, как мне плохо.

18 марта

Я отвезла Джона в больницу, где его госпитализировали и сделали тест на COVID-19. Положительный. После того как я оставила его с врачами, я отправилась домой, легла в постель и пролежала 4 дня. Мне становилось все хуже и хуже. Однако самой большой моей проблемой в тот момент было отсутствие аппетита. Позже пропало и обоняние. Мне можно было подложить тухлые яйца, а я бы и не заметила разницы.

А потом начался диарея. В этот момент я почувствовала, что долго не протяну. Мне казалось, что от меня ничего не осталось. Я не могла есть. Я не могла пить. Я не могла ходить. Я не могла принять душ. Я даже не могла оторвать голову от подушки. Я была слишком слаба. Мой парень все еще лежал в больнице, так что никто не мог мне помочь.

22 марта

Собравшись с силами, я собиралась идти в больницу, где наконец-то «заслужила» тест. Я писала парню о своих симптомах, и он упомянул о них своему врачу, который предложил мне немедленно вызвать скорую помощь.

Когда «скорая» подъехала к моему дому, врачи не входили внутрь. Они постучали в мою дверь и стали ждать ответа. Они выглядели испуганными и не решались даже приблизиться ко мне. Они подвели меня к машине и пристегнули ремнями к сиденью. Я почувствовала облегчение, зная, что еду за помощью.

Как только я вошла в двери приемного покоя, ко мне подбежала медсестра с маской и сказала: «надень это, немедленно». После нескольких минут в приемном мне дали койку и отвели в лазарет, где пациентов разделяли занавески. Около полутора часов ко мне никто не приходил.

Первым человеком, которого я увидела, была медсестра. Она измерила мне температуру, давление и сказала, что у меня почти крайняя степень обезвоживания — поэтому она подключила капельницу. Когда пришел врач, я сразу же сказала ему, что у моего парня был положительный результат теста, пока он был в больнице. Если бы я не заговорила об этом, я не думаю, что они проверили бы меня, потому что в тот момент у меня не было лихорадки.

Но поскольку я была в прямом контакте с кем-то, у кого был положительный результат теста, и испытала все остальные симптомы из списка, врач дал мне тест. Было больно. Мне засунули глубоко в нос какой-то тампон и сделали мазок.

После тестирования на COVID-19 мне также дали направления на анализы крови и флюорографию. Через двенадцать часов меня выписали из больницы и сказали, что я получу результаты анализов через несколько дней.

Мне было приказано вернуться в больницу, если мне станет тяжело дышать. В противном случае мне следовало соблюдать правила самоизоляции в течение двух недель и трех дней. Моего парня выписали из больницы ранее в тот же день, поэтому я пошла домой к нему, и мы продолжали заботиться друг о друге.

24 марта

Я написала в Instagram о своем путешествии в мир COVID-19. К этому моменту некоторые из моих симптомов отступили, и я не чувствовала себя совершенно беспомощно, поэтому я решила рассказать другим о своей болезни. Незнакомцы с благотворительного вечера писали мне: «о, я был за этим столом, и я тоже заболел» или «вы меня не знаете, но я был на том ужине, и у меня был положительный тест».

27 марта

Когда в тот день зазвонил мой телефон, я сразу поняла, что звонят из больницы. Я схватила трубку, и медсестра сказала мне, что у меня положительный результат теста на COVID-19. «Продолжайте делать то, что я уже делала — изолироваться», — сказала медсестра. Когда она озвучила мне результат, я почему-то почувствовала себя оправданной.

2 апреля

Я наконец-то снова почувствовала себя самой собой.

Тошнота прошла, и я, наконец, смогла начать есть снова. Я еще не могла полностью ощутить ни вкуса, ни запаха, но была голодна. Мы с моим парнем устроили диету: хлеб, рис, яблочное пюре и тосты. Это все, что мы смогли есть. Но, по крайней мере, к нам вернулся аппетит.

Наконец, у меня появилась энергия, чтобы принять душ и даже начать рисовать. Я вышла на улицу, держась на безопасном расстоянии от других, и даже начала работать в саду.

7 апреля

Когда мой период изоляции закончился, я вышла на прогулку в продуктовый магазин. (До сих пор наши соседи оставляли еду у двери. Я надела маску, перчатки и пошла на ближайший рынок. Я была потрясена, увидев так много людей в магазине, которые не дистанцировались и беспокоились о дезинфекции своих рук.

Я надеюсь, что люди читают мою историю и принимают ее всерьез. Я знаю, что моя семья и друзья более осторожны, чем когда-либо, теперь, когда они увидели, что может сделать вирус.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *