Boris Bazurov Experience — «Мётень»

Boris Bazurov Experience, 12.05.2020.

Источник: newsmuz.com

Жанр: прог-рок, power folk, прог-фолк, фолк-метал, симфо-рок.

За плечами Базурова — работа в Ансамбле народной музыки п/р Дм. Покровского, руководство ансамблями «Круг», «Русичи» и «Народная опера». Он много работает в кино — «Курочка Ряба» А. Кончаловского, «Русь Изначальная», «Родня» Н. Михалкова, «Мертвые души» М. Швейцера и др. Сочинил первую русскую этно-оперу «Казак Разин Степан», этно-джазовый мюзикл «Снежимочка» по В. Хлебникову, и много еще чего. А в последние годы Борис Базуров стал самым известным в мире российским мастером чепмен стика и изобрел новый музыкальный инструмент гуслетар.

Любовь к крупным формам, как у любого академического композитора и заодно прогрессив-рокера, у Базурова претворяется в масштабные рок-оратории на темы русского эпоса, густо замешанные на прогрессиве и паган-метале. Базуров узнаваем с первой же ноты. Жирно звучащий стик, покрывающий чуть ли не весь диапазон человеческого слуха, обрамляют барабаны со всяческой перкуссией и дудками, а поверху стелется высокий пронзительный распев Базурова.

Альбом «Мётень» (что означает мед на пиру) состоит из интро «Удалая», четырех композиций и моно-оперы «Бояне гам». Альбом, как всегда, основательный, длительностью 72 минуты, самая длинная композиция «Хождение за четыре моря» длится 14 с половиной минут. Любопытно, что 6 из 10 треков записаны живым звуком, да и в остальных понадобилось лишь наложить на лайв рожки и вокал. Стоит отметить прекрасную работу режиссера записи Валентина Осинского, справившегося с очень непростой задачей.

Boris Bazurov Experience — «Мётень»

Начнем с главной темы альбома — пятичастной моно-оперы «Бояне гам» («Боянов гимн»), основанной на дохристианском славянском (Северо-Запад) руническом тексте IV века, предположительно записанном в IX веке ладожским монахом Ягайло Гуном. Переложение на русский язык сделано астрологом Александром Асовым. Текст исторически спорный, да и книги самого Асова официально признаны лженаучными. Тем не менее еще Гавриил Державин баловался переводом этих списков в поисках исконной русской поэзии.

Борис Базуров придал почти былинной форме стиха четкий прог-роковый ритм, обыграл привычными для жанра аккордовыми сдвигами в полтона и тон выше или ниже при фиксированной тональности (как не вспомнить Pink Floyd?), джазовыми квадратами и непростыми интервалами при буйной полиритмике. Словом, все то, что мы любим. Мелодическую же сторону дела почти целиком взял на себя вокал Базурова. В отсутствии достоверных данных о мелодиях этих поздне-античных времен на Руси логично было обратиться к суровому минимализму северного русского распева, подкрепленного эмоциональными вскриками на акцентах.

И если первая часть «Мётень отведоши» — скорее возвышенный зачин истории, то вторая «Гам бояне пел» — полноценное 11-минутное развитие, разработка с почти гитарными соло на сиборде и по-настоящему гимновыми риффами. В третьей части «Як ён огла», как положено в сонатной форме, медленное адажио с суровым мужским хором с привлечением барабанщика Александра Брагина, голоса понемногу начинают конфликтовать… Четвертая часть «Златогор» еще более коротка, это аллегро с возвращением к основной тональности, призыв к действию. И, наконец, финальная часть «Стары словен» — снова возвышенная, резюмирующая и одновременно назидательная часть баллады.

Композиция «Жил Святослав 90 лет» выглядит как продолжение вектора переосмысления Мусоргского, начатого в альбоме «Пугачевщина». Темы из оперы «Борис Годунов» скрещены с русской былиной «Вольга и Микула Селянинович» так, будто они тут всегда и были.

С гусляных переборов и сиборда с тембром дудука (почти как рожок) в индийском стиле начинается «Хождение за четыре моря», посвященное истории купца Афанасия Никитина. Это русский ориентализм, в чем-то начатый еще давней «Рагой Волгой» из фильма «Курочка Ряба». Авторские слова самого Базурова повествуют о виденных купцом морях и своих приключениях. Тема не до конца осмысленная — индийскую музыку на русских инструментах играло немало коллективов, но раги утянули большинство их них в сторону world, а то и псевдо-аутентики. Подход Boris Bazurov Experience видится куда более интересным — передавать видение русского человека знакомым ему инструментарием чужеземной для него экзотики. Инструментария хватает, как доказывает Базуров.

Ну а самым живым треком альбома стало, конечно, переосмысление белгородской песни «Как повадилась Параня», перекликающейся со знаменитой «Порушкой-Параней». Психоделично и на удивление воодушевленно прозвучало это. Нашлось место и соло с глиссандо, и хорам, и почти танцевальному речитативу (да почти рэп, что уж там!). Трек буквально обязателен к прослушиванию.

Что касается оперы, она звучит восхитительно и масштабно, — но вряд ли кто-то, кроме самого Базурова с сотоварищами Александром Брагиным и перкуссионистом Антоном Мартынюком, сможет и захочет исполнить это, подобно иным операм. Уж слишком это вещь в себе. Базуров мгновенно узнаваем и хорош, однако других музыкантов на его месте в такой опере даже трудно себе представить.

Оценка: 9 из 10

Вадим ПОНОМАРЕВ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *