Арктическая изоляция: как живут люди Севера во время пандемии

МОСКВА, 22 апреля. /InfoRU.News/. Ограничения, связанные с распространением коронавируса, мало повлияли на жизнь отдаленных арктических поселений в российских регионах. Так, несмотря на то, что в большинстве регионов запрещены охота и рыбалка, северяне продолжают заниматься этим, поскольку от добычи зависит их выживание. Чтобы не допускать распространения инфекции, чиновникам приходится находить компромиссы, разрешать охоту коренному населению и просить кочующих оленеводов уйти в тундру подальше от поселков, рассказали InfoRU.News жители Крайнего Севера и представители власти.

Источник: tass.ru

Кочевая жизнь

После ввода режима самоизоляции и перехода школ на дистанционное обучение из-за пандемии все дети оленеводов Ненецкого автономного округа вернулись к родителям в тундру, рассказал InfoRU.News председатель постоянной комиссии по делам ненецкого и других малочисленных народов Севера, экологии и природопользованию окружного собрания НАО Матвей Чупров. Фактически, это единственная ограничительная мера, которая как-то касается людей, ведущих кочевой образ жизни.

«Это означает, что в конце мая-июне не будет рейсов так называемых «школьных» вертолетов, что снизит риск заноса инфекции к оленеводам. Режим самоизоляции для оленеводов и чумработниц обеспечить практически невозможно, так как их работа связана с выпасом и обеспечением сохранности поголовья оленей. А сидя в чуме, этого не сделать», — сказал он, отметив, что сейчас власти прорабатывают предложение вообще ограничить въезд к оленеводческим бригадам.

Он подчеркнул, что практически все оленеводы сейчас уводят свои стада на летние пастбища, которые находятся далеко от населенных пунктов. Это снижает риск заноса инфекции к ним.

«Олени требуют постоянного ухода, и полностью уйти в самоизоляцию мы не можем. Тем более в тундре и не от кого изолироваться, летом оленеводы проходят сотни километров к Восточно-Сибирскому морю. Расстояния между оленеводческими бригадами составляют около 50 км», — рассказал InfoRU.News зоотехник родовой кочевой общины «Турваургэн» (Якутия) Алексей Ходьяло.

Родина «Левиафана»

Далеко на запад от Якутии, в Кольском районе Мурманской области находится село Териберка, известное по фильму Андрея Звягинцева «Левиафан». Териберка в последние годы стала популярным туристическим местом. Ежегодно село посещают до 40 тыс. человек, в том числе иностранцы. Расстояние от Мурманска до Териберки составляет 120 км, последние 40 км приходится преодолевать по грунтовой дороге.

Надежда Банковская, блогер из Москвы, попала в Териберку еще до введения ограничений на въезд и застряла там из-за непогоды. Вынужденная изоляция длилась 10 дней, все это время проезд в Териберку был закрыт, сначала бушевала сильная метель, дорогу полностью замело, потом власти региона ввели режим ограниченного въезда для туристов.

«Нас было всего около 200 человек, об этом мы узнали при выезде. Первые дни был ураган, и мы с другом гуляли вдвоем в сопровождении двух местных собак. Хозяева угощали нас рыбой, мы вместе варили уху. <...> Когда дорогу расчистили, я плакала, так не хотелось уезжать, тем более в Москву. У меня душа осталась на севере», — рассказала InfoRU.News Банковская.

Автобусное сообщение с Мурманском прекратилось 28 марта, когда дорогу закрыли из-за снегопадов, 30 марта ввели ограничение на въезд для посторонних. Но жители, по словам главы села Елены Крывонос, отсутствия автобуса не заметили, так как у всех есть личный транспорт.

«В группе «Моя Териберка» написали с юмором: «Губернатор закрыл Териберку от коронавируса. Териберка, опередив губернатора, отделилась от коронавируса снежной стеной», — рассказывает Крывонос.

На берегах Енисея

Известный российский писатель Михаил Тарковской, ведущий уединенную жизнь в районе Красноярска и реже в поселке Бахта на берегу Енисея на севере Красноярского края, несколько дней назад приехал в Красноярск.

«Летел с Подкаменной [Тунгуски], самолет АТR, вмещающий человек 40, был наполовину пуст. Мне кажется, люди стараются свести свои передвижения такого плана к минимуму. А вот в самих поселках каких-то особых отличий в жизни не появилось. Вот только в карантин собрания проводить нельзя. Мне нужно было собрать сход по одному вопросу, поговорить, запрещено», — рассказал InfoRU.News Тарковский.

Люди, как и раньше, ездят в тайгу на рыбалку. В регионе из-за коронавируса запрещена весенняя охота, исключение сделано для жителей северных районов, в том числе и для Туруханского, где расположена Бахта.

«Все новости смотрят, никакого изменения образа жизни я не видел, быт какой был, таким и остался. Да глупо сидеть дома, если знаешь, что никто не прилетел, представляющий опасность. Думаю, если, не дай Бог, в каком-то из поселков появится больной, тогда и начнется пересмотр [образа жизни]. Очень надеюсь, что этого не произойдет, ведь перемещаются люди меньше», — сказал Тарковский.

За несколько дней в Красноярске он отметил, что здесь, в большом городе, люди делятся на две части. На тех, кто бережется, озабоченно подходит к вопросу безопасности, и тех, кому все равно.

«На севере все по-другому. В деревнях и поселках настолько все на виду, что все будут вести себя одинаково сознательно, если ситуация вдруг изменится в худшую сторону. Все друг друга знают, сила общественного мнения такова, что не скроешься», — подчеркнул писатель.

Рейд

Севернее Бахты расположен Норильск, один из крупнейших городов Арктики, здесь меры самоизоляции во многом похожи на те, что действуют в мегаполисах: введен режим самоизоляции, закрыты заведения общепита и ТЦ, развернуты дополнительные койки в больницах. По данным на 22 апреля, в Норильске коронавирусом заражены пять человек.

Однако для ряда организаций, например для «Объединенной дирекции Заповедников Таймыра», полевая работа проходит за городской чертой, на огромных пространствах таймырского полуострова. В середине апреля в Норильск вернулась группа инспекторов, патрулировавшая охранную зону Путоранского заповедника.

Снежные заторы, пурга, сбивающий с ног ветер, навигаторы, которые отказывались работать, стали реалиями прошедшего рейда. Тем не менее, по словам сотрудника опергруппы «Таймыр» Алексея Соколова, инспекторы там встретили нарушителей, не покинувших охранную зону на время действия антивирусных мероприятий.

«Основная часть коллектива продолжает работать так же, как и работала, мы относимся к организациям, выполняющим неотложные работы. На дистанционную работу перевели научный отдел, отдел экологического просвещения, на самоизоляцию направлены сотрудники старше 65 лет», — рассказал InfoRU.News директор объединенной дирекции Константин Просекин.

Инспекторы не прерывают патрулирование и дежурства на кордонах. Балаклава и перчатки входят в обязательное снаряжение в рейде, без них езда на снегоходе превращается в экстремальную, каких-то дополнительных мер защиты не требуется.

Бочка антисептика

В Булунском районе на арктическом побережье Якутии, несмотря на отдаленность и природную изоляцию, все же принимают меры для профилактики коронавируса. Как рассказал InfoRU.News глава района Игорь Кудряшов, администрацией заказаны бочка гипохлорида кальция в целях обработки помещений организаций, противочумные костюмы, бахилы и маски, бактерицидная лампа.

«В Арктике люди продолжают жить своей жизнью, особенно в отдаленных поселениях <...>. Социальная дистанция и добровольная самоизоляция соблюдаются, это одна из самых важных мер в целях недопущения проникновения коронавирусной инфекции. Важной частью жизни является, например, рыбалка, которая обеспечивает привычный быт жителей. Жизнь должна продолжаться, должны реализовываться национальные проекты, проекты по развитию Арктики», — сказал он.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *