«Слезла с наркотиков — подсела на бег». Зачем люди бегают ультрамарафоны

0


Ханна Прайс и Софи Хэйдок

Правообладатель иллюстрации
BBC THREE/@DIRTDIVA333

Шесть участников ультрамарафонов рассказывают, чем их привлекает бег на супердлинные дистанции. Отвечают самые разные люди, от женщины, которая буквально убежала от наркотической зависимости, и молодого предпринимателя, нашедшего в беге гармонию, до тех, кто хотел преодолеть последствия травмы и гендерный барьер.

Бег на сверхмарафонские дистанции приобрел популярность во всем мире. Газета Guardian опубликовала отчет одного из своих подписчиков, который интересуется статистикой марафонов, согласно которому число ультрамарафонов во всем мире возросло за последние 12 лет на 1000%.

Маршруты ультрамарафонов проложены от Южной Африки, где проходит марафон «Камарад» длиной в 87 километров, до пустыни Сахары: дистанция сверхмарафона «Сабли Султана» составляет и вовсе ошеломляющие 254 километра. Бегуны в Британии в июне пробежали 111-километровый марафон, маршрут которого проходит вдоль знаменитого Адрианова вала, или стены. Марафон так и называется — «Стена».

В среде самих марафонцев полагают, что такая популярность бега на сверхмарафонские дистанции стала приметой XXI века: участники забегов размещают в соцсетях отчеты о победах и подталкивают друзей и знакомых следовать их примеру.

«Супермарафон как способ медитации» — Миранда из Лондона, 29 лет

Правообладатель иллюстрации
BBC THREE / INSTAGRAM

Ультрамарафон для меня — это самое расслабляющее событие в мире. Представьте себе 16 часов на свежем воздухе, когда ничего не нужно делать, всего лишь переставлять ноги. Не нужно спешить, как на обычном марафоне, здесь дело не во времени, а в самой дистанции. Когда кого-то обгоняешь, тебе даже аплодируют. Можно часами бежать бок о бок с одними и теми же людьми и при этом не обмолвиться с ними ни словом. Это просто дзен-ощущения (минус физическая боль, разумеется).

После примерно часа бега чувствуешь, как сознание приходит в порядок, а потом начинаешь соскальзывать в состояние медитации. И потом ощущаешь такой покой! У тебя просто сил нет на то, чтобы сердиться по какому-то поводу. Когда я бегу, я счастливый спокойный человек.

«Бегаю, чтобы вернуть контроль» — Марта из Манчестера, 25 лет

Правообладатель иллюстрации
BBC THREE / INSTAGRAM

Во время моего первого ультрамарафона в Непале на меня напал совершенно незакомый человек. Мне очень не хотелось заканчивать дистанцию, но это был забег в память о моей подруге детства, которая за несколько лет до этого покончила с собой. И я добежала до финиша. С тех пор мне кажется, что мое тело хочет помешать мне бегать.

Стоит мне выйти за дверь, когда я отправляюсь на пробежку, как мое тело будто сковывает лед. Когда это случилось в первый раз, я была с собакой. У меня в руках был поводок, я была в спортивном костюме, но не могла сдвинуться ни на сантиметр. С тех пор это происходило несколько раз. В первый раз, мне кажется, я простояла так часа два, пока собака не прыгнула и не вывела меня из ступора.

Теперь бег для меня — это часть восстановительной процедуры, вместе с терапией. После того нападения я решила, что бег будет моим спасением, я бегаю, чтобы набраться сил, вновь держать ситуацию под контролем. Пока что я еще не готова к следующему супермарафону, но мой час придет.

«Позволяет отвлечься от забот и побыть наедине с собой» — Джефф из Лондона, 29 лет

Правообладатель иллюстрации
BBC THREE / INSTAGRAM

Бег позволяет забыть на время о внешнем мире. Я интроверт, и мне необходимо время, чтобы собраться с мыслями и справиться с тем, что подбрасывает жизнь.

Во время пробежки мысли проясняются, их ход ничто не прерывает, я могу все обдумать, мне проще быть решительным и справляться с эмоциями. Для меня как предпринимателя все это очень важно. Лучшие деловые решения приходили ко мне именно во время бега.

Мне мешают новые технологии. Да, соцсети позволяют вам 24 часа в сутки находиться на связи с другими людьми. Но это чересчур. Когда я бегаю, я по-настоящему могу находиться с собой один на один, это свободное пространство мне просто необходимо.

«Я бросила работу, чтобы заняться изучением ультрамарафонов» — Бетан из Лондона, 33 года

Правообладатель иллюстрации
BBC THREE / ANNA RACHEL PHOTOGRAPHY

Я начала бегать на длинные дистанции шесть лет назад, чтобы пережить тяжелое расставание. И бег мне помог понять, чего я действительно хочу от жизни. Я бросила работу финансиста, чтобы заняться изучением гендерных стереотипов в беге. Для исследований мне самой нужно бегать, и мне это ужасно нравится!

Во время длинных забегов никогда не знаешь, что может произойти, надо понимать, что не все под твоим контролем, в жизни мне не всегда это удается. И все же мои личные дела сейчас идут куда лучше: в октябре я выхожу замуж.

В марте я приняла участие в очень тяжелой эстафете Speed Project протяженностью 360 миль (579 км) от Лос-Анджелеса до Лас-Вегаса. Непросто другим объяснить ощущения от такой дистанции, но про себя я поняла следующее: я очень выносливая. Бывает, что тебе очень тяжело и порой даже скучно, ты топчешься на одном месте, но бывает, что чувствуешь себя отлично и летишь как на крыльях.

«Бег дает ощущение равенства» — Зейнаб из Кабула, 24 года

Правообладатель иллюстрации
BBC THREE / FREETORUN

В детстве у меня не было привычки бегать, в консервативном афганском обществе такой привычки нет. Я начала бегать пару лет назад, когда заметила, что мои соседки по комнате по утрам через день выходят на пробежку.

Как-то утром я спросила у соседок, можно ли выйти с ними на пробежку, и без остановки пробежала 10 километров. Тогда я впервые почувствовала свободу бега на открытом воздухе. Мои подруги были очень удивлены, что я не отстаю от них.

Тогда они и рассказали мне, что готовятся к ультрамарафону длиной 250 миль (402 км) в Шри-Ланке. Тогда я подумала: вот это круто — две афганские девушки собираются участвовать в международном соревновании. Теперь же я и про себя могу такое сказать.

Когда я бегу, я чувствую, что разницы в правах между женщинами и мужчинами в Афганистане нет. Я хочу, чтобы наши мужчины поняли: спорт не должен быть табу для женщин, мы можем бегать марафоны не хуже мужчин. Я хочу сломать сложившиеся стереотипы. Мы с моей партнершей по бегу тренировались даже по вечерам во время Рамадана.

«Слезла с наркотиков — подсела на бег» — Катра из Калифорнии, 54 года

Правообладатель иллюстрации
BBC THREE / @DIRTDIVA333

В 27 лет меня арестовали, и на сутки я попала за решетку. Это был самый страшный опыт в моей жизни, я так перепугалась, что решила покончить с прошлым.

Еще в колледже я связалась с плохой компанией, из вечеринок мы не вылезали. Я стала встречаться с парнем, который принимал метамфетамины, потихоньку и я к ним пристрастилась. В итоге нас обоих арестовали. Мне назначили полугодовую реабилитационную программу, каждый день я обязана была ходить на собрания «Анонимных наркоманов». После шести месяцев мне удалось побороть зависимость.

Вот уже 25 лет я не прикасаюсь к наркотикам. Бегать я начала, чтобы найти что-то на замену. Как-то на глаза мне попалось объявление с предложением присоединиться к марафону. Я подумала, почему бы и нет, и сразу пробежала 10 километров. А уже через три месяца у меня был первый полноценный марафон. Вскоре за ним последовали ультрамарафоны.

Я бегаю по 100, 200 и 300 миль (160, 320, 480 километров). После таких забегов говоришь себе: «вот это да!», ты чего-то достиг, это настоящий кайф. В мире не больше десятка людей, кто пробежал сотню миль (160 км) больше ста раз, и я — одна из них. Так что да, можно сказать, что теперь у меня другая зависимость — бег.



Оригинал новости

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.