Суд рассмотрел «Сети Кремля во Франции»

0

В Париже суд вынес решение по делу о «Сетях Кремля во Франции». Это название книги французской исследовательницы Сесиль Вессье, против которой подали иски ее «герои». Они потребовали от автора и издательства в общей сложности около 60 тысяч евро. Интересы большинства истцов защищал адвокат, работающий на телеканал RT France. Он требовал удовлетворить иски и тем самым продемонстрировать остальным исследователям, что нельзя «бездоказательно» обвинять людей в работе на кремлевскую пропаганду. Адвокаты защиты, в свою очередь, утверждали, что цель иска — «заткнуть рот» всем критикам Кремля во Франции.

Палата №17 парижского суда, специализирующаяся на исках к прессе, вынесла решение в пятницу, 14 июня.

Слушания прошли за два месяца до этого и завершились 15 марта около полуночи.

Стороны тогда потратили семнадцать часов, в основном, не на обсуждение сути обвинений, а на новые политические выпады в адрес друг друга.

Адвокат RT France Жереми Ассус, который защищал сразу пятерых героев книги, два дня упорно говорил о лидере украинской партии «Свобода» Олеге Тягнибоке, который не имеет отношения ни к суду, ни к сторонам, которые в нем участвовали. Адвокат нес информацию о том, что в Украине некие депутаты «фотографировались в форме СС», а в 2012 году в Верховную Раду прошли «37 неонацистов». Иногда казалось, будто адвокат забыл, что его задача – представлять интересы подопечных по конкретному иску, а не продолжать за них работу, которой они занимаются долгие годы. В какой-то момент председатель суда не выдержал, ударил по столу и сказал, что «в суд обратились не по поводу ситуации в Украине, а по вопросу диффамации», но адвокат еще не раз вернулся к Тягнибоку.

Подопечными защитника RT France были «военный эксперт» Джордже Кузманович (бывший советник французского ультралевого политика Меланшона), сотрудница Нацсобрания Франции Вера Никольски-Кузманович, блогеры Оливье Беррюйе, Элен Ришар-Фавр и Пьер Ламбле. Другой адвокат представляла интересы Георгия Шепелева, председателя «Координационного совета российских соотечественников» во Франции.

Адвокаты требовали от автора книги «прямых доказательств» того, что их клиенты состоят в «сетях Кремля», обвиняли в том, что она не встретилась с людьми, о которых писала, а также в том, что книга является «ненаучной» и намеренно пристрастной.

Вессье в ответ говорила, что никогда не обвиняла героев своей книги в работе на Кремль за деньги, но подразумевала, что их можно назвать принадлежащими к «сетям Кремля» в «социологическом смысле». Потому что «совершенно разные люди» очень сходным образом и часто в одно и то же время защищают кремлевские позиции, цитируют друг друга, участвуют в общих мероприятиях в посольстве РФ, в общих митингах, на которых говорят о «преступлениях Киева» на Донбассе, но не упоминают о роли Москвы в конфликте.

Адвокат защиты Патрик Клюгман заявил, что у Вессье, которая «проводила исследование», «не было необходимости» встречаться со всеми героями «Сетей Кремля во Франции», да это и «физически невозможно»: в книге упомянуто 287 человек.

Господин Шепелев, первым из истцов приглашенный к трибуне, заявил, что «не узнал себя» в книге, потому что на самом деле «не разделяет взгляды Кремля», не является «агентом другой страны» и «сомнительным персонажем с профессиональной и этической точки зрения». Господин Шепелев говорил, что хотя возглавляемая им с 2016 г. организация и «сотрудничает» с российскими властями, но он «с трудом может вспомнить политические проекты» Координационного совета.

Что касается проводившегося 22 июня 2014 года в Париже митинга «за мир в Украине», то на нем «мы старались быть как можно более нейтральными», заверил Шепелев: там были «все цвета, в том числе, флаги самопровозглашенных республик» (Донбасса), а кроме того, были представлены «фото убитых детей с обеих сторон».

Господин Кузманович, который вместе с Шепелевым вел 22 июня 2014-го тот малочисленный парижский митинг, посчитал оскорбительной фразу Вессье о том, что «его прокремлевская направленность вызывает еще больше внимания, так как Кузманович женат на Вере Никольски», которая «посвятила диссертацию двум общественным движениям, связанным с Дугиным и отныне является секретарем группы дружбы Франция-Россия в Национальной ассамблее».

Цитату из книги с дрожью в голосе приводила и сама госпожа Никольски, заявившая, что вовсе не поддерживает взгляды Дугина, а секретарем группы стала только потому, что ее попросили занять этот пост после ухода прежней сотрудницы на пенсию. Что касается их с мужем поездки в Москву на марш «Бессмертного полка» вместе с прокремлевским депутатом Меланшоном, то и в этом нет никакой политики.

Госпожа Никольски заявила, что одно только упоминание ее имени в книге, называющейся «Сети Кремля во Франции», уже нанесло ей огромный ущерб, так как «к сотруднику Национальной ассамблеи предъявляется строжайшее требование соблюдать (политический) нейтралитет». Когда адвокат защиты Иван Терель спросил у Веры Никольски, как совмещается это требование с тем, что она, надев «военный символ иностранного государства» (георгиевскую ленту), шагала на митинге вместе с Меланшоном, истица ответила: «Разве Красная площадь находится в Национальной ассамблее?! И потом: я была на каникулах».

Господин Кузманович, в свою очередь, подчеркнул, что причисление его самого и его супруги к участникам «сети» «не имело бы никакой негативной коннотации, если бы речь шла о сети филателистов или любителей петанка», «но это Кремль!». При этом сам Кузманович, являющийся постоянным спикером российских гос-СМИ, заявил, что ему «никто ничего не диктует». «Если ты критикуешь НАТО, значит, ты сразу защищаешь Путина, — это способ опорочить свободное мнение», — сказал истец.

На вопрос адвоката Тереля, зачем Кузманович, французский офицер запаса, «постил» «героические» фото «Путина с голым торсом», истец ответил: ради шутки.

Он также заявил, что у Сесиль Вессье «нет абсолютно никаких доказательств» насчет получения им так называемых «российских денег». «Это работа DGSE et DGSI (внешней и внутренней разведкиприм. ред.), а не исследовательницы», а они, «конечно, читали книгу», и все-таки ничего не нашли, раз до сих пор его не побеспокоили.

Истицу Ришар-Фавр «возмутили» намеки на то, что ее книгу в России издали неспроста. «Кто заплатил за перевод и публикацию? Во всяком случае, Элен Ришар-Фавр теперь получила статус издаваемого писателя, а не домохозяйки», — заявлено в книге. «Меня назвали домохозяйкой, но я разведена с 1992 года, и не знаю, как бы выжила, если бы сидела дома!» — сказала истица: «Да, я не знаменитая писательница, но есть издатели, которые мной интересуются».

Патрик Ламбле, «преподаватель, временно исполнявший обязанности» в Университете Французской Полинезии и желавший «сойти за университетского исследователя, которым, stricto senso, не является», возмутился еще одним предположением автора: будто «тратит столько времени и энергии» на тему «в которой некомпетентен». «Его мотивы могут быть различными, но трудно не думать здесь о «фабрике троллей», — написала Вессье.

Вессье в книге привела одну из цитат преподавателя: «Псевдо-«оранжевая революция» привела к власти нацистов: мы это доказываем. Так называемые «про-европейцы» насчитывают множество нацистов: мы это разоблачаем». (Оранжевая революция была в 2004 г.прим. ред.)

Истец сказал, что после того, как вернулся с Таити на материковую Францию, не может найти работу, и виновата в этом, вероятно, книга: «как будто я имею невидимую строчку в резюме: «кремлевский тролль».

Блогер Беррюйе — которого российские СМИ представляют как «эксперта по экономике и геополитике» — заявил суду, что «не имеет никаких связей с Россией» и «никогда не претендовал на то, чтобы называться специалистом».

Впрочем, в книге так и написано: Беррюйе — «актуарий (специалист по страховой математикеприм. ред.), который ничего не знает ни о России, ни об Украине». «Чтобы поразить и убедить читателя, (его) сайт множит цифры, карты, цитаты, фотографии, которые как бы придают дискурсу научный аспект, но автор говорит этими элементами не пойми что (…). Есть желание исказить факты, атаковать и обманывать, как минимум, в том, что касается российско-украинских вопросов».

«Мы живем в обществе, где считается нормальным исключать любого, кто думает иначе» и уж тем более «решится выступать за иностранную державу», «являющуюся причиной всех бед в мире», — изобличал в последнем слове всю систему адвокат RT Ассус.

Он призвал суд наказать автора и издательницу, иначе университетские исследователи будут по-прежнему «считать себя неприкасаемыми». «А потом журналисты, ссылаясь на книгу, могут распространять клевету об упомянутых там людях». И если исследователей не остановить, то «это никогда не закончится!» — заверил адвокат, не отказавший себе в удовольствии напоследок еще раз вспомнить Тягнибока.

Прокурор, выслушав истцов, обвиняемых и свидетелей защиты, заявила: «Нельзя путать критические высказывания с клеветой».

«Факта обвинений в том, что истцы оплачиваются Кремлем, в книге найти нельзя», так же как и «факта обвинений в том, что они являются агентами Кремля», — сказала прокурор, подчеркнув, что эти слова содержатся в названии книги и на форзаце, но их содержание истцы как раз не стали оспаривать.

В книге исследуются методы, используемые для «усиления культурного, идеологического и экономического влияния на Францию» со стороны России, — подчеркнула прокурор, назвав в то же время этот судебный процесс «политическим».

«Это было сражение представителей двух типов сетей, двух видов теорий заговора, двух форм идеологии», — подчеркнула гособвинитель, призвав суд освободить автора и издательницу от ответственности.

Адвокаты защиты Патрик Клюгман и Иван Терель вспомнили о «знаковом деле» советского диссидента-невозвращенца Виктора Кравченко, автора книги «Я выбираю свободу» об ужасах сталинского режима. (Вышедшую во Франции книгу «громила» редактируемая Арагоном просоветская газета «Les Lettres françaises», называя автора «дезинформатором» и «агентом США». Кравченко подал в суд и выиграл его в 1949 году).

Терель настаивал на «общественной полезности» труда госпожи Вессье: в 2016 году, когда «еще не говорили о предполагаемом российском вмешательстве в выборы», книга стала пророческой во Франции.

Клюгман заверил, что в случае обвинительного вердикта будет послан сигнал всем критикам: «Вас будут преследовать, потому что вы атакуете Кремль».

В итоге суд в целом согласился с доводами прокурора, частично удовлетворив только один иск из шести.

Суд постановил, что один пассаж из книги (там, где содержатся слова о «желании исказить факты, атаковать и обманывать») ущемляет интересы истца Беррюйе. Сесиль Вессье и издательница Мари-Эдит Алуф «получили» по 100 евро условного штрафа, а также должны будут заплатить по 1000 евро в качестве «компенсации ущерба» и 2500 на покрытие судебных расходов.

У сторон есть десять дней на обжалование. 

Оригинал новости

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.