Путь домой. Как сирийцы возвращаются из Ливана

0

Путь домой. Как сирийцы возвращаются из Ливана

Палатки из подобия мусора в лагере беженцев в ливанской долине Бекаа за последние семь лет стали неотъемлемой частью общей картины местных поселений. Во многих "временных" пристанищах сирийских беженцев образовались пустыри — это благодаря тем семьям, которые разобрали свои дома, выкинули их на помойку в прямом смысле и вернулись домой на родину.

Корреспондент РИА Новости узнал, кто и насколько охотно возвращается из Ливана в Сирию после того, как в родных селах восстановился мир и покой.

Ливан не резиновый

С 2011 года Ливан принял более 2 миллионов беженцев. В мае 2015 года в небольшой средиземноморской стране не оставалось места для новых гостей. Местное правительство ввело ограничение на въезд сирийцев и перестало вместе с ООН регистрировать беженцев. За три года многие беженцы покинули Ливан, кто дальше за «счастьем» в Европу, кто обратно домой. Официально по данным ООН, в «Восточной Швейцарии» (так до 70-х годов называли Ливан) сегодня проживает чуть меньше миллиона беженцев из Сирии.

Граждане страны, где продолжается война, растеклись по городам и селам Ливана. Многие из них застряли в импровизированных лагерях в долине Бекаа совсем рядом с Сирией — они надеялись быть ближе к родине, думая скорей вернуться назад.

Во втором по величине городе в центральной долине Бекаа — Куб-Эльяс — проживают десятки тысяч сирийцев. У каждого своя история и причины вернуться домой или остаться в Ливане навсегда.

Боевики хотят вернуться

Зафир встречает в городе Штура. Энергичный ливанец говорит о себе, как об общественном деятеле — активисте из Куб-Эльяс, помогающем в самом сложном вопросе — возвращении бывших боевиков и их семей обратно на родину при условии их безопасности и амнистии согласно указу президента Башара Асада.

«Я не отношусь ни к одной из партий. У меня есть некоторые возможности, мы с друзьями координируемся с сирийскими спецслужбами и представителями от России. Все очень просто — мы составляем список всех желающих вернуться в Сирию из числа боевиков и всех тех, кто так или иначе был связан с вооруженной оппозицией, но осознал свою неправоту и готов работать и жить мирно у себя дома», — рассказывает Зафир, приглашая в придорожную пекарню позавтракать лепешками с сыром, заатаром (смесь трав с кунжутными семечками) и мясом, приготовленными только что в печи.

Зафира знают в этом районе очень хорошо, с ним здоровается с десяток проходящих мимо по тротуару людей.

Сам активист доброжелателен. Рассказывает, что не стал дожидаться больших политических решений и сам с единомышленниками придумал свою схему мотивации сирийцев на возвращение.

«У меня есть компания, строительная техника. После освобождения поселений в провинции Дамаск мы берем заказы на уборку строительного мусора, разбираем разрушенные дома, вывозим куски бетона и песка в специальное место. Работают у меня в Сирии те, кто вернулся из Ливана. Таким образом они, возвращаясь домой, уверенны, что у них есть работа, а значит, средства прокормить семьи — это альтернатива мысли взяться вновь за оружие ради нескольких долларов, которые им предлагали раньше», — делится секретом Зафир.

Мы сюда работать

На въезде в самый крупный лагерь в Куб-Эльясе стоит "зажиточная" палатка из мусора. В ней четыре комнаты и кухня. В каждом помещении с полом из картона проживает около семи человек — четыре семьи. Во дворе прямо на голой земле сидят две женщины, вокруг которых бегают босые, загорелые детишки разных возрастов. Питание крайне ограничено, и кормящим матерям тоже приходится работать в поле, чтобы прокормить семьи.

«Да, условия мягко говоря не самые лучшие. Мы сами из Хомса и всю жизнь работали на фермах. Наша семья не была дома с 2011 года. Но наше положение хорошее. Мы здесь работаем, у меня есть документы, и я уже ездила домой оценить обстановку. Мы сюда приехали зарабатывать накануне войны и остались. Сейчас ждем очереди на возвращение домой», — рассказывает женщина с ребенком на руках.

Супруг женщины объясняет, что все члены семьи, кроме его жены, уже много лет как просрочили визовый режим Ливана и должны оплатить штраф в общей сумме, превышающий тысячу долларов. Это заоблачные деньги для жителей лагерей. Поэтому самостоятельно уехать они не могут.

Ливанская служба общей безопасности приняла решение списывать штрафы всем сирийцам, которые организованно возвращаются на родину.

Хитрые предприниматели

Катаясь от лагеря к лагерю, Зафир предлагает остановится поговорить с сирийцами, которые держат магазины и мясные лавки в городе. Они живут в квартирах и считаются состоятельными беженцами.

Показывая пальцем на магазины, где хозяева сирийцы, Зафир сбивается со счета. Их тут больше, чем дуканов (магазин — араб.) с ливанскими владельцами.

Ребус оказывается несложным — ливанские предприниматели не самые глупые в регионе. Вместо того, чтобы открывать то или иное дело им просто выгодней сдавать беженцам помещения. Местное руководство для поддержки сирийских граждан освободило их от налогов и выплат за свет и воду. Ливанцам в свою очередь оказалось выгодней просто каждый месяц получать арендную плату.

Сотрудник магазина сладостей категорически отказывается позировать на фотокамеру и говорить под запись. Говорит, что любит Сирию и мечтает вернуться домой, как только ему и его семье гарантируют безопасность.

Поведение этого сирийца не удивительно, ведь еще несколько лет назад он был в группе оппозиционеров, через которую финансировали боевиков так называемой «Свободной сирийской армии». Сегодня и финансов особо нет, и финансировать почти некого.

В соседней лавке с фруктами и овощами мужчина из южной провинции Дераа, которую совсем недавно освободили от террористов.

Пожилой Абу-Омран никогда не был связан с боевиками. Люди, работающие с Зафиром в Сирии, этот факт тоже подтвердили.

«Да у меня тут дела идут неплохо, торговля есть. Но мы хотим домой. На днях брат поехал посмотреть, в каком состоянии наш дом. Оценим ситуацию и, даст Бог, в ближайшие месяцы вернемся. Нам боятся нечего, мы обычные сирийцы которые бежали от войны и не стали отсиживаться в лагерях на подачки ООН, а придумали, как самим заработать на жизнь», — рассказывает свою историю Абу-Омран, предлагая попробовать яблоки с собственного прилавка.

Помощь на четыре дня

В другом лагере проживают простые беженцы, не семьи боевиков и не из тех, кто приехал на заработки. Сирийцы из Алеппо, Хомса, Дамаска и Хамы — всего чуть больше сотни семей.

Палатки раскинуты по краям территории. В центре лагеря можно свободно играть в футбол. Буквально несколько дней назад десятки семей по согласованию с ливанской и сирийской сторонами разобрали свои палатки из полиэтилена, картона и деревянных брусьев, выкинули их на ближайшую свалку и уехали в родные села.

«Как мы тут живем? С каждым годом все хуже! Международные организации от ООН привозят нам воду раз в месяц, а хватает ее на четыре дня, все остальное время мы покупаем воду сами. Септики забиваются также каждые четыре пять дней. Летом еще терпимо, а осенью и весной пока они пришлют нам откачку, мы уже плаваем, прошу прощения, в собственных отходах. Нам очень помогают местные ливанцы с самого начала, такие как семья Зафира и многие другие. В противном случае нас ждала бы верная смерть от голода и антисанитарии. Вот такую правду вы хотели услышать?» — рассказывает отчаявшийся старейшина лагеря и приглашает увидеть все своими глазами.

В этот момент как раз в лагерь приехал трактор с цистерной пресной воды, его заказали еще утром. Дети встречают водовозку, как деда Мороза с подарками на Рождество. Добрый тракторист устраивает детям праздник, поливая их водой с ног до головы. Визг малышей от восторга вызывает улыбки на лицах родителей.

Жара стоит такая, что хочется броситься под струю холодной воды вместе с детьми.

«Запомни то, что ты видишь. Эти дети на день рождения не просят шоколадный торт или телефон. Многие из них вовсе не знают жизни за пределами лагеря. Эти картонные палатки, конфетка и пресная вода вся радость их существования. Мы хотим, и мы вернемся домой, чтобы у них было все то, чего они достойны», — продолжает старейшина.

Женщина набирает воду в палаточном лагере для сирийских беженцев в центральном Бекаа в поселении Каб Эльяс. 11 августа 2018

Дело пошло

У Зафира в руках список из 3 тысяч бывших боевиков и членов их семей. 174 "революционера" получили амнистию и при содействии российской стороны уже вернулись домой в июле. В ближайшее время должны из Сирии прислать имена еще нескольких сотен человек, прошедших проверку.

Ливанское правительство после консультаций с представителями МИД России и министерства обороны приступили к реальным действиям по оказанию помощи всем желающим вернуться в Сирию. Практически во всех населенных пунктах Ливана местные власти ведут перепись беженцев и составляют списки. В первую очередь оказывается помощь жителям лагерей в долине Бекаа и Шебаа на юге Ливана.

В конце августа ливанские власти планируют отправить очередную группу сирийцев домой.

Процесс возвращения, по мнению самих беженцев и тех, кто им помогает, объективно может занять месяцы и, возможно, годы.

Однако вести об успехах сирийской армии, освобождении большей части страны от террористов и помощи России вселили надежду в сирийцев, которые еще пару лет назад думали о родине, как о чем-то навеки утраченном.

Читать ещё •••

Источник: news.rambler.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.