Что общего между декабристами и волжским флотом, а также в каком селе родилось больше всего капитанов, разбирался корреспондент «РГ»Краевед, бывший директор клуба «Юный моряк» и один из организаторов третьего в истории Саратова музея речного флота Анатолий Степаненко выпустил книгу «Корабли постоят» об истории судоходства на Волге.
Лес мачт
Сейчас, когда волжскую гладь лишь изредка бороздят теплоходы и баржи, трудно представить, насколько в прошлом Волга была действительно главной дорогой России. По воде веками перевозили большую часть грузов, а позднее появилось и речное пассажирское сообщение. В 1838 году к набережной Саратова причалил первый пассажирский пароход.
Во второй половине XIX века современники описывали саратовскую набережную как «лес мачт» с видневшимися тут и там пароходными трубами.
Только в одном саратовском селе Золотом числилось около сотни судовладельцев. За историю села 300 его уроженцев стали капитанами, в основном работавшими на волжских кораблях.
Интересно, что в числе первых организаторов пароходного сообщения на Волге были моряки, декабристы братья Александр и Петр Беляевы, которые после каторги и «расстрельной» службы в Кавказском корпусе жили в Саратове. В 1846 году Петр Беляев построил буксирный пароход «Самара», курсировавший между Рыбинском и Астраханью, а затем стал управляющим пароходной компании «Кавказ и Меркурий».

читайте также

Одна из первых самых массовых рабочих профессий в стране тоже была связана с судоходством. К середине XIX века на Волге и Каме работало почти 700 тысяч судовых рабочих — бурлаков. Тяжелогруженое судно, поднимавшееся вверх по Волге, могли тащить до 300 человек. Бурлаков различали по месту жительства, оттого у уроженцев разных губерний были свои прозвища. К примеру, саратовских называли «чехонниками», по-видимому, от названия волжской рыбешки, нижегородских — «водохлебами», якобы из-за постоянной присказки «чай», самарских — «горчичниками», пензенских — «толстоногими», казанских — «сиротами» и «князьями». В современном русском языке одно из значений слова «шишка» — важный, влиятельный человек, а на Волге в старину так называли старшего, который шел во главе группы бурлаков, тащивших судно на бичеве.
Порт в степи
Длительное время на Волге не было портовых сооружений, суда разгружались у пристаней. Планы строительства первого порта в Саратове появились только в 30-е годы прошлого века. Как раз в это время на Нижней Волге планировалось построить ГЭС, но не в районе Волгограда, где она находится теперь, а гораздо выше по течению, у Камышина.
— Может, и лучше, что от этих планов отказались. Ведь тогда бы рукотворное море затопило гораздо больше территорий, в том числе города Энгельс, Балаково, а ширина Волги в районе Саратова превысила бы 10 километров, — рассказывает Анатолий Степаненко.
В Саратове из-за планирующегося возведения ГЭС строительство порта было отложено больше чем на 20 лет. А вот у Камышина порт с учетом будущей плотины тогда начали строить. В пяти километрах от берега Волги до сих пор виднеются сооружения этого «водного» комплекса, в который никогда не заходили суда.
Много интересного в книге Анатолия Степаненко можно прочитать и про волжских грузчиков. До середины прошлого века механизация при разгрузке кораблей на Волге мало применялась, большинство работ выполняли вручную. Причем грузчиков постоянно не хватало, желающих идти на тяжелую работу было мало. Когда в 30-е годы в стране началось стахановское движение, среди волжских грузчиков оказалось немало его последователей. Используя простейшие средства механизации или усовершенствуя их, волжские стахановцы на разгрузке судов многократно перевыполняли суточную норму.
Последний пароход
Когда-то основную часть волжской флотилии составляли пароходы. Некоторые из «ветеранов» продолжали работать до 90-х годов прошлого века, но до наших дней не дожил ни один. Последний колесный пароход «Память Азина» (первое название «Великий князь Александр Михайлович») в 90-е годы был продан за границу и превращен в плавучий отель на Дунае в окрестностях Будапешта. У этого корабля оказалась лучшая судьба, поскольку всех его собратьев просто уничтожили.
Одними из самых известных на Волге были корабли «Спартак» (прежде «Великая княжна Татьяна Николаевна» и «Володарский» («Великая княжна Ольга Николаевна»). Эти суда были построены в Сормово в 1914 году и впоследствии долгие годы ходили по Волге, поражая пассажиров старинной роскошью интерьеров. Пароход «Спартак» до сих пор можно увидеть, правда, только в фильме Эльдара Рязанова «Жестокий романс», он снялся там под названием «Ласточка». Пароход «Володарский» планировалось превратить в плавучий музей. Однако вместо этого корабли списали. Весной 2000 года оба парохода были сожжены в затоне Аксай под Ростовом-на-Дону и распилены на металлолом.
Саратовский режиссер Дмитрий Ульянов в фильме «Вернуть пароход» рассказывает о судьбе других волжских кораблей. Пароходы «Первое мая», «Марксист», «Карл Маркс», «Дмитрий Фурманов», «Профессор Мечников» были уничтожены под Саратовом в 1996-2003 годах. Пароход «Ломоносов» сожгли под Нижним Новгородом в 2003 году.
В Интернете сегодня можно найти снимки еще одного парохода — «Федор Достоевский», который несколько лет назад догнивал после пожара у берега одной из турбаз под Кимрами. Сейчас в составе российского речфлота остался единственный колесный пароход «Н. В. Гоголь», еще 1911 года постройки. Он до сих пор работает, возит экскурсантов по Северной Двине в Северодвинске. А на Волге ни одного колесного судна теперь не сыскать.
Первый музей речного флота не только на Волге, но во всей стране был организован в Саратове в первые годы советской власти.
Приключения речного музея
Музей «Волгарь» занимал несколько комнат в особняке Шмидта около парка Липки, в тогдашних путеводителях его называют одной из главных достопримечательностей города. В 1935 году музей переехал в Нижний Новгород. Все экспонаты были переданы в Горьковский учебный комбинат речного транспорта (в настоящее время Волжский государственный университет водного транспорта), где музей и продолжает успешно работать до сих пор.

читайте также

— Полвека спустя в Саратовском порту была предпринята попытка возродить речной музей. Ветеран порта, участник войны Юрий Андреевич Чернышев собирал экспонаты по всей Волге: от Нижнего Новгорода до Астрахани, — говорит Анатолий Степаненко.
Со временем новый музей занял почти половину первого этажа здания речпорта. Однако после смерти своего директора в 1999 году закрылся. К счастью, в этот раз большую часть музейной коллекции сберегли, и, когда музей речного флота открылся в Саратове в третий раз в 2007 году при клубе «Юный моряк», туда и передали фотографии, документы, макеты судов, сигнальные устройства с разных кораблей. В том числе и «обезьянку» — оказывается, так называлось деревянное приспособление, которое использовали волжские грузчики, чтобы тяжелая ноша не соскальзывала со спины.
Последний на Волге колесный пароход «Память Азина» превращен в плавучий отель у Будапешта. Остальные старинные суда были уничтожены
История приключений музея речного флота в Саратове на этом не заканчивается. Несколько лет назад идеей создания такого же, но более масштабного музея заинтересовалось областное правительство. Причем предполагалось реализовать давнюю идею -создать музей на борту одного из легендарных волжских судов — «Саратовского ледокола». Корабль был построен в Англии по специальному заказу железнодорожников, чтобы разбивать лед на паромных переправах через Волгу, и был одним из первых кораблей такого класса. Успел ледокол повоевать на двух войнах — Гражданской и Великой Отечественной. Последней работой ветерана стало участие в строительстве автодорожного моста через Волгу. В 1968 году, после завершения строительства, корабль затонул у Энгельса. Поднять со дна Волги ледокол планировалось еще в декабре 2015 года, однако работы застопорились. Судя по всему неподъемным проект оказался не только с технической стороны, но и с финансовой.
— Реальнее сделать музей на одном из старых кораблей, которые сейчас превращены в дебаркадеры, а ледокол, если его удастся поднять в будущем, мог бы стать частью экспозиции, — считает Степаненко.
По Волге … мимо Саратова
Историей речного флота на Волге сегодня интересуются очень многие, ей посвящены десятки сайтов и форумов в Интернете. Между тем настоящее речного судоходства на великой реке внушает мало оптимизма. В 2013 году случилось то, что раньше трудно было представить: из-за разрушения причальной стенки в Саратове круизные теплоходы перестали причаливать к берегу. Потом стенку отремонтировали, теплоходы вновь могут приставать к набережной в Саратове, но их очень мало. Из полдюжины пригородных речных маршрутов тоже уцелело только два: в Сосновку и Кошели. Как объясняют чиновники, «речные трамвайчики» экономически невыгодны.

Источник новости