На прошедшем минувшей осенью фестивале британского кино был показан весьма необычный североирландский фильм «Туманные отношения» (A Patch of Fog) режиссера Майкла Леннокса. Законы жанра требуют охарактеризовать эту картину как «психологический триллер», но на поверку малобюджетная работа оказалась больше похожей на суровую экзистенциальную драму, где ужас и предчувствие конца непрестанно висят в воздухе, несколько рассеиваясь к наступлению утра и снова сгущаясь с приходом ночи.

читайте также

Актерский состав данной картины на первый взгляд не очень ярок, но на деле впечатляет: главного героя — известного писателя Сэнди Даффи, выпустившего за жизнь одну-единственную книгу и превратившегося со временем в откровенного жлоба и убежденного обывателя (и, для собственного развлечения, клептомана), сыграл Конлет Хилл (знакомый любителям «Игры престолов») а его преследователя, охранника супермаркета Роберта, ставшего в одночасье самым близким человеком Сэнди вопреки всем законам психологии, — великолепно воплотил Стивен Грэм (запомнившийся многим в роли Аль Капоне в «Подпольной империи», инспектора Хита в «Секретном агенте», Томми в «Большом Куше» и колоритнейшего головореза Аттикуса в недавно вышедшем первом сезоне британского сериала «Табу» с Томом Харди в главной роли).

читайте также

Парадоксальная встреча двух одиночеств, мыслимая в таком виде разве что в условиях современного общества с крайней отчужденностью людей друг от друга, является своеобразным завершением первого раунда игры в кошки-мышки, которая, по замыслу Сэнди, должна была длиться вечно, приятно щекоча ему время от времени нервы, напоминая горе-писателю о том, что он еще жив, как, собственно, и все вокруг. Внутренние мольбы изображающего из себя потенциальную жертву были услышаны, и, как всегда в подобных случаях, желаемое и реальность стали двумя сторонами одной медали — имея нечто общее по духу, обернулись совсем разными.
Ведь что нужно человеку, ищущему обезличенного значимого другого парадоксальными способами, при наличии всех возможностей по установлению и поддержанию нормальных приятельских связей? Наверное, именно то, чего он до смерти боится, но в чем видит перст судьбы — а вот какой путь тот укажет, милующий или карающий, зависит от множества обстоятельств. Но при этом до конца откровенный с собой человек всегда способен определить вектор и траекторию своего внутреннего движения и текущую окраску собственной души. Правда, с другой стороны, если он это понимает, то нужда в подобных экспериментах попросту не может возникнуть.

читайте также

Так в чем же потребность у другого, постоянно унижаемого (его присутствие в лучшем случае другие соглашаются терпеть как нечто неизбежное), но ждущего своего звездного часа, чтобы его заметили — только не все, а лишь один какой-нибудь человек? Для такой личности не важно даже, кто им станет — выбор падет на того, с кем его столкнет цепь случайных обстоятельств и подсознательно расставляемых им же наживок, на которые определенная добыча в один момент клюнет, разом пробудив все благородные, а одновременно собственнические и хищнические инстинкты того, кто долго ждал. Только вот по наступлении желаемого оказывается, что тяга сближения с другим мертворожденна, ибо мысли изголодавшегося по человеческой теплоте никогда не шли дальше завязывания дружбы.
И когда подобные парадоксальные в своих желаниях личности встречаются, их сопредельные внутренние миры взрываются, высвобождая огромные энергии, которые начинают повелевать ими, но вместо космических горизонтов погружают их в самое страшное, нутряное — в самих себя. А в остатке — всего лишь мираж, оказавшийся клочком тумана.
4.0
[embedded content]

Источник новости