В Воронеже суд оправдал мужчину, которого родственники обвинили в растлении 7-летней племянницы
В Воронеже суд оправдал мужчину, которого родственники обвинили в растлении 7-летней племянницы
Global Look Press

Воронежский областной суд утвердил оправдательный приговор воронежцу, которого привлекли к уголовной ответственности за педофилию. Мужчину подозревали в сексуальном насилии над малолетней родственницей — он якобы прикасался к интимным частям тела ребенка во время его купания.

11 января суд рассмотрел апелляцию на приговор, которую подавала сестра подсудимого. Женщина настаивала на виновности своего брата, однако российская Фемида встала на сторону защиты, сообщает РИА «Воронеж». Судья Владимир Сыроватский счел приговор первой инстанции законным и обоснованным. Он также не нашел оснований для пересмотра дела, на чем настаивала сестра обвиняемого и прокуратура.

Как следует из материалов уголовного дела, 4 октября 2015 года житель Воронежа Иван (все имена изменены) совершил насилие над семилетней племянницей, пока ее мать была на работе. В квартире находилась еще бабушка девочки, но женщина спала после ночной смены в одной из комнат.

В основу версии следователей легли показания пострадавшей девочки Полины и ее матери Натальи. Со слов женщины, дочь призналась ей в том, что «дядя Ваня» трогал ее интимные места во время купания в ванной.

«У меня случилась истерика. Я пыталась разбудить Ивана, но он был пьян. Ничего не смог объяснить, ответить на вопросы. Я звонила маме, которая была в ночную смену, плакала. Она не поверила, что Иван мог сделать такое, предложила разобраться», — вспоминает Наталья.

Тогда женщина нашла в интернете телефон и адрес Центра психологической поддержки, куда записалась на прием к детскому психологу. Специалист после общения с Полиной посоветовала Наталье написать заявление о насилии над дочерью в правоохранительные органы. Психолог пришла к выводу, что, вероятнее всего, девочка не врет и не сочиняет, а сексуальное домогательство действительно было.

По заявлению Натальи полицейские задержали ее брата 6 октября 2015 года. Ему инкриминировали п. «б» ч. 4 ст. 132 («Насильственные действия сексуального характера, совершенные в отношении малолетнего») УК РФ. Мужчине грозил 20-летний срок лишения свободы.

В суде Иван отрицал свою вину. Он пояснил, что никогда бы не стал трогать ребенка, несмотря на свои судимости за кражи и грабежи. По мнению уголовника, сестра просто оговорила его из-за постоянных ссор по поводу квартиры.

У Полины также не нашли повреждений, которые могли появиться после сексуального контакта с дядей. На этом факте акцентировал внимание адвокат обвиняемого Александр Иванов. Он также назвал подобную медицинскую экспертизу основополагающим доказательством в уголовных делах о педофилии.

«Нельзя обвинять человека только на основании чьих-то слов. Иначе за изнасилования можно оговорить и посадить любого, — сказал Александр Иванов. — С точки зрения закона это уголовное дело не было сложным. Суду было достаточно оценить доказательства по отдельности и в совокупности. В данном случае представленные доказательства в совокупности противоречили показаниям потерпевшей — якобы жертвы насилия».

По итогам разбирательства Левобережный районный суд оправдал и освободил Ивана из-под стражи в связи с отсутствием в его действиях состава преступления. Материалы следствия и показания потерпевших были признаны слишком слабыми доказательствами вины.

После неудачи с обжалованием Наталья намерена и дальше добиваться отмены приговора и пересмотра дела. Она также утверждает, что версия брата о конфликте вокруг жилья является выдумкой. При этом Наталья намекнула на то, что исход дела в пользу брата могли решить деньги.

«У меня есть своя квартира, которая досталась мне от бабушки и дяди. Квартира, где мы все вместе жили, принадлежала маме, — говорит Наталья. — Муж погиб, когда Полине был один месяц, и мы жили с мамой, которая помогала мне с дочкой, а ту квартиру сдавали для дополнительного дохода. Чтобы вытащить брата из тюрьмы, мама продала эту квартиру, купив жилье намного дешевле. Предполагаю, разницу она потратила на то, чтобы приговор был оправдательным».